Один мальчик рисует другого


  • другого A- A A+


    На главную

    К странице книги: Осеева Валентина. Волшебное слово (сборник).



    Валентина Осеева

    Волшебное слово (сборник)

    Волшебное слово

    Синие листья

    У Кати было два зеленых карандаша. А у Лены не было ни одного. Вот и просит Лена Катю:

    – Дай мне один мальчик рисует другого зеленый карандаш.

    А Катя и говорит:

    – Спрошу у мамы.

    Приходят на другой день обе девочки в школу. Спрашивает Лена:

    – Позволила мама?

    А Катя вздохнула и говорит:

    – Мама-то позволила, а брата я не спросила.

    – Ну что ж, спроси еще у брата, – говорит Лена.

    Приходит Катя на другой день.

    – Ну что, позволил брат? – спрашивает Лена.

    – Брат-то позволил, да я боюсь, сломаешь ты карандаш.

    – Я осторожненько, – говорит Лена.

    – Смотри, – говорит Катя, – не чини, не нажимай крепко, в рот не бери. Да не рисуй много.

    – Мне, – говорит Лена, – только листочки на деревьях нарисовать надо да травку зеленую.

    – Это очень много,– говорит Катя, а сама брови хмурит. И лицо недовольное сделала.

    Посмотрела на нее Лена и отошла. Не взяла карандаш. Удивилась Катя, побежала за ней:

    – Ну, что ж ты не берешь? Бери!

    – Не надо, – отвечает Лена.

    На уроке учитель спрашивает:

    – Отчего у тебя, Леночка, листья на деревьях синие?

    – Карандаша зеленого нет.

    – А почему же ты у своей подружки не взяла?

    Молчит Лена. А Катя покраснела как рак и говорит:

    – Я ей давала, а она не берет.

    Посмотрел учитель на обеих:

    – Надо так давать, чтобы можно было взять.

    На катке

    День был солнечный. Лед блестел.

    Народу на катке было мало. Маленькая девочка, смешно растопырив руки, ездила от скамейки к скамейке. Два школьника подвязывали коньки и смотрели на Витю. Витя выделывал разные фокусы – то ехал на одной ноге, то кружился волчком.

    – Молодец! – крикнул ему один из мальчиков.

    Витя стрелой пронесся по кругу, лихо завернул и наскочил на девочку. Девочка упала. Витя испугался.

    – Я нечаянно... – сказал он, отряхивая с ее шубки снег. – Ушиблась?

    Девочка улыбнулась:

    – Коленку...

    Сзади раздался смех.

    «Надо мной смеются!» – подумал Витя и с досадой отвернулся от девочки.

    – Эка невидаль – коленка! Вот плакса! – крикнул он, проезжая мимо школьников.

    – Иди к нам! – позвали они.

    Витя подошел к ним. Взявшись за руки, все трое весело заскользили по льду. А девочка сидела на скамейке, терла ушибленную коленку и плакала.

    Отомстила

    Катя подошла к своему столу и ахнула: ящик был выдвинут, новые краски разбросаны, кисточки перепачканы, на столе растеклись лужицы бурой воды.

    – Алешка! – закричала Катя. – Алешка!.. – И, закрыв лицо руками, громко заплакала.

    Алеша просунул в дверь круглую голову. Щеки и нос у него были перепачканы красками.

    – Ничего я тебе не сделал! – быстро сказал он.

    Катя бросилась на него с кулаками, но братишка исчез за дверью и через раскрытое окно прыгнул в сад.

    – Я тебе отомщу! – кричала со слезами Катя.

    Алеша, как обезьянка, вскарабкался на дерево и, свесившись с нижней ветки, показал сестре нос.

    – Заплакала!.. Из-за каких-то красок заплакала!

    – Ты у меня тоже заплачешь! – кричала Катя. – Еще как заплачешь!

    – Это я-то заплачу? – Алеша засмеялся и стал быстро карабкаться вверх. – А ты сначала поймай меня!

    Вдруг он оступился и повис, ухватившись за тонкую ветку. Ветка хрустнула и обломилась. Алеша упал.

    Катя бегом бросилась в сад. Она сразу забыла свои испорченные краски и ссору с братом.

    – Алеша! – кричала она. – Алеша!

    Братишка сидел на земле и, загораживая руками голову, испуганно смотрел на нее.

    – Встань! Встань!

    Но Алеша втянул голову в плечи и зажмурился.

    – Не можешь? – кричала Катя, ощупывая Алешины коленки. – Держись за меня. – Она обняла братишку за плечи и осторожно поставила его на ноги. – Больно тебе?

    Алеша мотнул головой и вдруг заплакал.

    – Что, не можешь стоять? – спросила Катя.

    Алеша еще громче заплакал и крепко прижался к сестре.

    – Я никогда больше не буду трогать твои краски... никогда... никогда... не буду!

    Плохо

    Собака яростно лаяла, припадая на передние лапы. Прямо перед ней, прижавшись к забору, сидел маленький взъерошенный котенок. Он широко раскрывал рот и жалобно мяукал. Неподалеку стояли два мальчика и ждали, что будет. В окно выглянула женщина и поспешно выбежала на крыльцо. Она отогнала собаку и сердито крикнула мальчикам:

    – Как вам не стыдно!

    – А что – стыдно? Мы ничего не делали! – удивились мальчики.

    – Вот это и плохо!– гневно ответила женщина.

    Волшебное слово

    Маленький старичок с длинной седой бородой сидел на скамейке и зонтиком чертил что-то на песке.

    – Подвиньтесь, – сказал ему Павлик и присел на край.

    Старик подвинулся и, взглянув на красное, сердитое лицо мальчика, сказал:

    – С тобой что-то случилось?

    – Ну и ладно! А вам-то что? – покосился на него Павлик.

    – Мне ничего. А вот ты сейчас кричал, плакал, ссорился с кем-то...

    – Еще бы! – сердито буркнул мальчик. – Я скоро совсем убегу из дому.

    – Убежишь?

    – Убегу! Из-за одной Ленки убегу. – Павлик сжал кулаки. – Я ей сейчас чуть не поддал хорошенько! Ни одной краски не дает! А у самой сколько!

    – Не дает? Ну, из-за этого убегать не стоит.

    – Не только из-за этого. Бабушка за одну морковку из кухни меня прогнала... прямо тряпкой, тряпкой...

    Павлик засопел от обиды.

    – Пустяки! – сказал старик. – Один поругает, другой пожалеет.

    – Никто меня не жалеет! – крикнул Павлик. – Брат на лодке едет кататься, а меня не берет. Я ему говорю: «Возьми лучше, все равно я от тебя не отстану, весла утащу, сам в лодку залезу!»

    Павлик стукнул кулаком по скамейке. И вдруг замолчал.

    – Что же, не берет тебя брат?

    – А почему вы все спрашиваете?

    Старик разгладил длинную бороду:

    – Я хочу тебе помочь. Есть такое волшебное слово...

    Павлик раскрыл рот.

    – Я скажу тебе это слово. Но помни: говорить его надо тихим голосом, глядя прямо в глаза тому, с кем говоришь. Помни – тихим голосом, глядя прямо в глаза...

    – А какое слово?

    Старик наклонился к самому уху мальчика. Мягкая борода его коснулась Павликовой щеки. Он прошептал что-то и громко добавил:

    – Это волшебное слово. Но не забудь, как нужно говорить его.

    – Я попробую, – усмехнулся Павлик, – я сейчас же попробую. – Он вскочил и побежал домой.

    Лена сидела за столом и рисовала. Краски – зеленые, синие, красные – лежали перед ней. Увидев Павлика, она сейчас же сгребла их в кучу и накрыла рукой.

    «Обманул старик! – с досадой подумал мальчик. – Разве такая поймет волшебное слово!..»

    Павлик боком подошел к сестре и потянул ее за рукав. Сестра оглянулась. Тогда, глядя ей в глаза, тихим голосом мальчик сказал:

    – Лена, дай мне одну краску... пожалуйста...

    Лена широко раскрыла глаза. Пальцы ее разжались, и, снимая руку со стола, она смущенно пробормотала:

    – Ка-кую тебе?

    – Мне синюю, – робко сказал Павлик.

    Он взял краску, подержал ее в руках, походил с нею по комнате и отдал сестре. Ему не нужна была краска. Он думал теперь только о волшебном слове.

    «Пойду к бабушке. Она как раз стряпает. Прогонит или нет?»

    Павлик отворил дверь в кухню. Старушка снимала с противня горячие пирожки.

    Внук подбежал к ней, обеими руками повернул к себе красное морщинистое лицо, заглянул в глаза и прошептал:

    – Дай мне кусочек пирожка... пожалуйста.

    Бабушка выпрямилась. Волшебное слово так и засияло в каждой морщинке, в глазах, в улыбке.

    – Горяченького... горяченького захотел, голубчик мой! – приговаривала она, выбирая самый лучший, румяный пирожок.

    Павлик подпрыгнул от радости и расцеловал ее в обе щеки.

    «Волшебник! Волшебник!» – повторял он про себя, вспоминая старика.

    За обедом Павлик сидел притихший и прислушивался к каждому слову брата. Когда брат сказал, что поедет кататься на лодке, Павлик положил руку на его плечо и тихо попросил:

    – Возьми меня, пожалуйста.

    За столом сразу все замолчали. Брат поднял брови и усмехнулся.

    – Возьми его, – вдруг сказала сестра. – Что тебе стоит!

    – Ну, отчего же не взять? – улыбнулась бабушка. – Конечно, возьми.

    – Пожалуйста, – повторил Павлик.

    Брат громко засмеялся, потрепал мальчика по плечу, взъерошил ему волосы:

    – Эх ты, путешественник! Ну ладно, собирайся!

    «Помогло! Опять помогло!»

    Павлик выскочил из-за стола и побежал на улицу. Но в сквере уже не было старика. Скамейка была пуста, и только на песке остались начерченные зонтиком непонятные знаки.

    Сыновья

    Две женщины брали воду из колодца. Подошла к ним третья. И старенький старичок на камушек отдохнуть присел.

    Вот говорит одна женщина другой:

    – Мой сынок ловок да силен, никто с ним не сладит.

    – А мой поет, как соловей. Ни у кого голоса такого нет, – говорит другая.

    А третья молчит.

    – Что же ты про своего сына не скажешь? – спрашивают ее соседки.

    – Что ж сказать? – говорит женщина. – Ничего в нем особенного нету.

    Вот набрали женщины полные ведра и пошли. А старичок – за ними. Идут женщины, останавливаются. Болят руки, плещется вода, ломит спину.

    Вдруг навстречу три мальчика выбегают.

    Один через голову кувыркается, колесом ходит – любуются им женщины.

    Другой песню поет, соловьем заливается – заслушались его женщины.

    А третий к матери подбежал, взял у нее ведра тяжелые и потащил их.

    Спрашивают женщины старичка:

    – Ну что? Каковы наши сыновья?

    – А где же они? – отвечает старик. – Я только одного сына вижу!

    Случай

    Мама подарила Коле цветные карандаши. Однажды к Коле пришел его товарищ Витя.

    – Давай рисовать!

    Коля положил на стол коробку с карандашами. Там было только три карандаша: красный, зеленый и синий.

    – А где же остальные? – спросил Витя.

    Коля пожал плечами.

    – Да я раздал их: коричневый взяла подружка сестры – ей нужно было раскрасить крышу дома; розовый и голубой я подарил одной девочке с нашего двора – она свои потеряла... А черный и желтый взял у меня Петя– у него как раз таких не хватало...

    – Но ведь ты сам остался без карандашей! – удивился товарищ. – Разве они тебе не нужны?

    – Нет, очень нужны, но все такие случаи, что никак нельзя не дать!

    Витя взял из коробки карандаши, повертел их в руках и сказал:

    – Все равно ты кому-нибудь отдашь, так уж лучше дай мне. У меня ни одного цветного карандаша нет!

    Коля посмотрел на пустую коробку.

    – Ну, бери... раз уж такой случай... – пробормотал он.

    Просто старушка

    По улице шли мальчик и девочка. А впереди них шла старушка. Было очень скользко. Старушка поскользнулась и упала.

    – Подержи мои книжки! – крикнул мальчик, передавая девочке свой портфель, и бросился на помощь старушке.

    Когда он вернулся, девочка спросила его:

    – Это твоя бабушка?

    – Нет, – отвечал мальчик.

    – Мама? – удивилась подружка.

    – Нет!

    – Ну, тетя? Или знакомая?

    – Да нет же, нет! – отвечал мальчик. – Это просто старушка.

    Девочка с куклой

    Юра вошел в автобус и сел на детское место. Вслед за Юрой вошел военный. Юра вскочил:

    – Садитесь, пожалуйста!

    – Сиди, сиди! Я вот здесь сяду.

    Военный сел сзади Юры. По ступенькам поднялась старушка. Юра хотел предложить ей место, но другой мальчик опередил его.

    «Некрасиво получилось», – подумал Юра и стал зорко смотреть на дверь.

    С передней площадки вошла девочка. Она прижимала к себе туго свернутое байковое одеяльце, из которого торчал кружевной чепчик.

    Юра вскочил:

    – Садитесь, пожалуйста!

    Девочка кивнула головой, села и, раскрыв одеяло, вытащила большую куклу.

    Пассажиры весело засмеялись, а Юра покраснел.

    – Я думал, она женщина с ребенком, – пробормотал он.

    Военный одобрительно похлопал его по плечу:

    – Ничего, ничего! Девочке тоже надо уступать место! Да еще девочке с куклой!

    Долг

    Принес Ваня в класс коллекцию марок.

    – Хорошая коллекция! – одобрил Петя и тут же сказал: – Знаешь что, у тебя тут много марок одинаковых, дай их мне. Я попрошу у отца денег, куплю других марок и верну тебе.

    – Бери, конечно! – согласился Ваня.

    Но отец не дал Пете денег, а сам купил ему коллекцию. Пете стало жаль своих марок.

    – Я тебе потом отдам, – сказал он Ване.

    – Да не надо! Мне эти марки совсем не нужны! Вот давай лучше в перышки сыграем!

    Стали играть. Не повезло Пете – проиграл он десять перьев. Насупился.

    – Кругом я у тебя в долгу!

    – Какой это долг, – говорит Ваня, – я с тобой в шутку играл.

    Посмотрел Петя на товарища исподлобья: нос у Вани толстый, по лицу веснушки рассыпались, глаза какие-то круглые...

    «И чего это я с ним дружу? – подумал Петя. – Только долги набираю». И стал он от товарища бегать, с другими мальчиками дружить, и у самого какая-то обида на Ваню.

    Ляжет он спать и мечтает:

    «Накоплю еще марок и всю коллекцию ему отдам, и перья отдам, вместо десяти перьев – пятнадцать...»

    А Ваня о Петиных долгах и не думает, удивляется он: что это такое с товарищем случилось?

    Подходит как-то к нему и спрашивает:

    – За что косишься на меня, Петя?

    Не выдержал Петя. Покраснел весь, наговорил товарищу грубостей:

    – Ты думаешь, ты один честный? А другие нечестные! Ты думаешь, мне твои марки нужны? Или перьев я не видел?

    Попятился Ваня от товарища, обидно ему стало, хотел он что-то сказать и не смог.

    Выпросил Петя у мамы денег, купил перьев, схватил свою коллекцию и бежит к Ване.

    – Получай все долги сполна! – Сам радостный, глаза блестят. – Ничего за мной не пропало!

    – Нет, пропало! – говорит Ваня. – И того, что пропало, не вернешь ты уже никогда!

    Время

    Два мальчика стояли на улице под часами и разговаривали.

    – Я не решил примера, потому что он был со скобками, – оправдывался Юра.

    – А я потому, что там были очень большие числа, – сказал Олег.

    – Мы можем решить его вместе, у нас еще есть время!

    Часы на улице показывали половину второго.

    – У нас целых полчаса, – сказал Юра. – За это время летчик может перевезти пассажиров из одного города в другой.

    – А мой дядя, капитан, во время кораблекрушения за двадцать минут успел погрузить в лодки весь экипаж.

    – Что – за двадцать!.. – деловито сказал Юра. – Иногда пять-десять минут много значат. Надо только учитывать каждую минуту.

    – А вот случай! Во время одного состязания...

    Много интересных случаев вспомнили мальчики.

    – А я знаю... – Олег вдруг остановился и взглянул на часы. – Ровно два!

    Юра ахнул.

    – Бежим! – сказал Юра. – Мы опоздали в школу!

    – А как же пример? – испуганно спросил Олег.

    Юра на бегу только махнул рукой.

    Просто так

    Костя сделал скворечник и позвал Вову:

    – Посмотри, какой птичий домик я сделал.

    Вова присел на корточки.

    – Ой, какой! Совсем настоящий! С крылечком! Знаешь что, Костя, – робко сказал он, – сделай и мне такой! А я тебе за это планер сделаю.

    – Ладно, – согласился Костя. – Только давай не за то и не за это, а просто так: ты мне сделаешь планер, а я тебе – скворечник.

    Навестила

    Валя не пришла в класс. Подруги послали к ней Мусю.

    – Пойди и узнай, что с Валей: может, она больна, может, ей что-нибудь нужно?

    Муся застала подружку в постели. Валя лежала с завязанной щекой.

    – Ох, Валечка! – сказала Муся, присаживаясь на стул. – У тебя, наверно, флюс! Ах, какой флюс был у меня летом! Целый нарыв!

    И ты знаешь, бабушка как раз уехала, а мама была на работе...

    – Моя мама тоже на работе, – сказала Валя, держась за щеку. – А мне надо бы полосканье...

    – Ох, Валечка! Мне тоже давали полосканье! И мне стало лучше! Как пополощу, так и лучше! А еще мне помогала грелка – горячая-горячая...

    Валя оживилась и закивала головой.

    – Да, да, грелка... Муся, у нас в кухне стоит чайник...

    – Это не он шумит? Нет, это, верно, дождик! – Муся вскочила и подбежала к окну. – Так и есть, дождик! Хорошо, что я в галошах пришла! А то можно простудиться!

    Она побежала в переднюю, долго стучала ногами, надевая галоши. Потом, просунув в дверь голову, крикнула:

    – Выздоравливай, Валечка! Я еще приду к тебе! Обязательно приду! Не беспокойся!

    Валя вздохнула, потрогала холодную грелку и стала ждать маму.

    – Ну что? Что она говорила? Что ей нужно? – спрашивали Мусю девочки.

    – Да у нее такой же флюс, как был у меня! – радостно сообщила Муся. – И она ничего не говорила! А помогают ей только грелка и полосканье!

    Перышко

    У Миши было новое перо, а у Феди старое. Когда Миша пошел к доске, Федя обменял свое перо на Мишино и стал писать новым. Миша это заметил и на переменке спросил:

    – Зачем ты взял мое перышко?

    – Подумаешь, какая невидаль – перышко! – закричал Федя. – Нашел чем попрекать! Да я тебе таких перьев завтра двадцать принесу.

    – Мне не надо двадцать! А ты не имеешь права так делать! – рассердился Миша.

    Вокруг Миши и Феди собрались ребята.

    – Жалко перышка! Для своего же товарища! – кричал Федя. – Эх ты!

    Миша стоял красный и пытался рассказать, как было дело:

    – Да я не давал тебе... Ты сам взял... Ты обменял...

    Но Федя не давал ему говорить. Он размахивал руками и кричал на весь класс:

    – Эх ты! Жадина! Да с тобой никто из ребят водиться не будет!

    – Да отдай ты ему это перышко, и дело с концом! – сказал кто-то из мальчиков.

    – Конечно, отдай, раз он такой... – поддержали другие.

    – Отдай! Не связывайся! Из-за одного пера крик подымает!

    Миша вспыхнул. На глазах у него показались слезы.

    Федя поспешно схватил свою ручку, вытащил из нее Мишино перо и бросил его на парту.

    – На, получай! Заплакал! Из-за одного перышка!

    Ребята разошлись. Федя тоже ушел. А Миша все сидел и плакал.

    Рекс и Кекс

    Слава и Витя сидели на одной парте.

    Мальчики очень дружили и как могли помогали друг другу. Витя помогал Славе решать задачи, а Слава следил, чтобы Витя правильно писал слова и не пачкал свои тетради кляксами. Однажды они сильно поспорили.

    – У нашего директора есть большая собака, ее зовут Рекс, – сказал Витя.

    – Не Рекс, а Кекс, – поправил его Слава.

    – Нет, Рекс!

    – Нет, Кекс!

    Мальчики поссорились. Витя ушел за другую парту. На следующий день Слава не решил заданную на дом задачу, а Витя подал учителю неряшливую тетрадь. Спустя несколько дней дела пошли еще хуже: оба мальчика получили по двойке. А потом они узнали, что собаку директора зовут Ральф.

    – Значит, нам не из-за чего ссориться! – обрадовался Слава.

    – Конечно, не из-за чего, – согласился Витя.

    Оба мальчика снова уселись за одну парту.

    – Вот тебе и Рекс, вот тебе и Кекс. Противная собака, две двойки мы из-за нее схватили! И подумать только, из-за чего люди ссорятся!..

    Строитель

    На дворе возвышалась горка красной глины. Сидя на корточках, мальчики рыли в ней замысловатые ходы и строили крепость. И вдруг они заметили в сторонке другого мальчика, который тоже копался в глине, макал в жестянку с водой красные руки и старательно обмазывал стены глиняного дома.

    – Эй ты, что ты там делаешь? – окликнули его мальчики.

    – Я строю дом.

    Мальчики подошли ближе.

    – Какой же это дом? У него кривые окна и плоская крыша. Эх ты, строитель!

    – Да его только двинь, и он развалится! – крикнул один мальчик и ударил домик ногой.

    Стена обвалилась.

    – Эх ты! Кто же так строит? – кричали ребята, ломая свежевымазанные стены.

    «Строитель» сидел молча, сжав кулаки. Когда рухнула последняя стена, он ушел.

    А на другой день мальчики увидели его на том же месте. Он снова строил свой глиняный дом и, макая в жестянку красные руки, старательно воздвигал второй этаж...

    Своими руками

    Учитель рассказывал ребятам, какая чудесная жизнь будет при коммунизме, какие будут построены летающие города-спутники, и как люди научатся по своему желанию изменять климат, и на севере начнут расти южные деревья...

    Много интересного рассказывал учитель, ребята слушали затаив дыхание.

    – Но, – добавил учитель, – для того чтобы достичь всех этих благ, нужно еще много и хорошо потрудиться!

    Когда ребята вышли из класса, один мальчик сказал:

    – Я хотел бы заснуть и проснуться уже при коммунизме!

    – Это неинтересно! – перебил его другой. – Я хотел бы видеть своими глазами, как это будет строиться!

    – А я, – сказал третий мальчик, – хотел бы все это строить своими руками!

    Три товарища

    Витя потерял завтрак. На большой перемене все ребята завтракали, а Витя стоял в сторонке.

    – Почему ты не ешь? – спросил его Коля.

    – Завтрак потерял...

    – Плохо, – сказал Коля, откусывая большой кусок белого хлеба. – До обеда далеко еще!

    – А ты где его потерял? – спросил Миша.

    – Не знаю... – тихо сказал Витя и отвернулся.

    – Ты, наверно, в кармане нес, а надо в сумку класть, – сказал Миша.

    А Володя ничего не спросил. Он подошел к Вите, разломил пополам кусок хлеба с маслом и протянул товарищу:

    – Бери, ешь!

    Хорошее

    Проснулся Юрик утром. Посмотрел в окно. Солнце светит. Денек хороший.

    И захотелось мальчику самому что-нибудь хорошее сделать.

    Вот сидит он и думает:

    «Что, если б моя сестренка тонула, а я бы ее спас!»

    А сестренка тут как тут:

    – Погуляй со мной, Юра!

    – Уходи, не мешай думать!

    Обиделась сестренка, отошла. А Юра думает:

    «Вот если б на няню волки напали, а я бы их застрелил!»

    А няня тут как тут:

    – Убери посуду, Юрочка.

    – Убери сама – некогда мне!

    Покачала головой няня. А Юра опять думает:

    «Вот если б Трезорка в колодец упал, а я бы его вытащил!»

    А Трезорка тут как тут. Хвостом виляет: «Дай мне попить, Юра!»

    – Пошел вон! Не мешай думать!

    Закрыл Трезорка пасть, полез в кусты.

    А Юра к маме пошел:

    – Что бы мне такое хорошее сделать?

    Погладила мама Юру по голове:

    – Погуляй с сестренкой, помоги няне посуду убрать, дай водички Трезору.

    Все вместе

    В первом классе Наташе сразу полюбилась девочка с веселыми голубыми глазками.

    – Давай будем дружить, – сказала Наташа.

    – Давай! – кивнула головой девочка. – Будем вместе баловаться!

    Наташа удивилась:

    – Разве если дружить, так надо вместе баловаться?

    – Конечно. Те, которые дружат, всегда вместе балуются, им вместе и попадает за это! – засмеялась Оля.

    – Хорошо, – нерешительно сказала Наташа и вдруг улыбнулась: – А потом их вместе и хвалят за что-нибудь, да?

    – Ну, это редко! – сморщила носик Оля. – Это смотря какую подружку себе найдешь!

    Вырванный лист

    У Димы кто-то вырвал из тетрадки чистый лист.

    – Кто бы это мог сделать? – спросил Дима.

    Все ребята молчали.

    – Я думаю, что он сам выпал, – сказал Костя.– А может быть, тебе в магазине такую тетрадку дали... Или дома твоя сестренка вырвала этот лист. Мало ли что бывает... Правда, ребята?

    Ребята молча пожимали плечами.

    – А еще, может, ты сам где-нибудь зацепился... Крах! – и готово!.. Правда, ребята?

    Костя обращался то к одному, то к другому, торопливо объясняя:

    – Кошка тоже могла вырвать этот лист... Еще как! Особенно котеночек какой-нибудь...

    Уши у Кости покраснели, он все говорил, говорил что-то и никак не мог остановиться.

    Ребята молчали, а Дима хмурился. Потом он хлопнул Костю по плечу и сказал:

    – Хватит тебе!

    Костя сразу обмяк, потупился и тихо сказал:

    – Я отдам тебе тетрадь... У меня есть целая!..

    Простое дело

    На каникулы выдался сильный мороз. Москва стояла белая, нарядная; в скверах застывшие деревья закудрявились от инея. Юра и Саша бежали с катка. Мороз колол им щеки, пробирался сквозь варежки к закоченевшим пальцам. До дома было уже недалеко, но, пробегая мимо аптеки, мальчики заскочили туда погреться. Поеживаясь и подпрыгивая, они прошли в уголок и увидели около батареи старушку. Она была в теплом пуховом платке. На горячих трубах сушились ее мокрые варежки. Увидев мальчиков, старушка поспешно сдвинула в сторону свое имущество и, вытянув из пухового платка остренький подбородок, сказала:

    – Грейтесь, грейтесь, голубчики! Разошелся батюшка-мороз, нечего сказать! Бежишь – и ног своих не чуешь.

    – Замерзли, бабушка? – весело спросил Юра.

    Саша бегло взглянул на красные сморщенные щеки, на тоненькие, как ниточки, морщинки.

    – Замерзла, деточки! – вздохнула старушка. – И вот, скажи на милость, никуда не хожу, а тут, как на грех, выбралась из дому! – Пояснила: – За дровами пошла. Дрова у нас кончились. Раньше все, бывало, дочка моя с соседкой привозила, а сейчас дочка в отъезде, а соседка заболела, – дай, думаю, я сама пойду... Мороз – ведь он, батюшка, и на печи найдет, коли печь не топлена! Вот и пошла. А на складе-то перерыв, а у меня уж руки-ноги не свои, и мороз дыханье забил. Добежала до угла – да в аптеку! А сейчас уж о дровах и не думаю, только бы до своего дому добраться!

    Старушка натянула теплые варежки, поправила на голове платок.

    – Пойду я... Грейтесь, ребятки!

    – А мы тоже домой сейчас! У меня Дед Мороз половину носа отгрыз! – засмеялся Юра.

    – А у меня ухо всю дорогу жевал! А зато каток подморозил здорово! Летишь и, как в зеркале, себя видишь! – сказал Саша.

    – Вы уши-то под шапки подберите, а то как сыроежки они у вас торчат, – забеспокоилась старушка. – Долго ли отморозить.

    – Ничего, нам близко.

    – Ну-ну... Мне тоже недалеко. Пойду уж я, пожалуй, – заторопилась старушка.

    – И мы пойдем, бабушка!



    Ребята вышли из аптеки и, подпрыгивая, побежали вперед. Оглянувшись, они увидели старушку. Она закрывала лицо от ветра и шла осторожно, видимо, боясь поскользнуться.

    – Бабушка! – окликнули мальчики.

    Но старушка не услышала их.

    Мальчики решили подождать. Засунув в рукава замерзшие руки, они нетерпеливо топтались на месте.

    – Скажи пожалуйста, опять встретились! – радостно удивилась старушка, увидев перед собой знакомые лица.

    – Вот так встретились! – расхохотался Саша.

    – Немудрено! – фыркнул Юра и, наклонившись сбоку к пуховому платку, весело крикнул: – Мы вас ждали, бабушка! Держитесь за меня.

    – Нас мороз боится! – кричал Саша.

    Старушка, ухватившись за Юрин рукав, быстро засеменила по мерзлому тротуару. Пробегая мимо ворот, на которых было написано большими буквами: «Дровяной склад», она подняла глаза и с огорчением сказала:

    – Открылись теперь! Ишь ты... И квитанция у меня! Да уж бог с ними, с дровами!

    Саша остановился:

    – Постойте... Это ведь быстро! Вы подождите, а мы возьмем с Юркой! Давайте квитанцию!.. Юрка, возьмем дрова!

    – Конечно, возьмем! Что нам стоит! – хлопая варежками, сказал Юра. – Давайте квитанцию, бабушка!

    Старушка растерянно поглядела на них, порылась в варежке, нашла квитанцию.

    – Да как же это? – передавая Саше квитанцию, сказала она. – Да с чего же это вы тут морозиться будете? Я уж как-нибудь нынче обойдусь с дровами-то, у соседей одолжу... Вон дом-то мой стоит! Ворота красные! Пойдемте и вы со мной – погреетесь!

    – Да мы сами возьмем! И привезем сами! – решил Саша. – Идите домой!.. Юрка, проводи! Да узнай толком адрес! – распорядился он.

    Старушка еще раз взглянула на раскрытые ворота склада, на Сашу и, махнув рукой, быстрыми шажками пошла по улице, Юра пошел за ней. Когда он вернулся, Саша вместе с возчиками уже складывал на санки мерзлые бревна и деловито командовал:

    – Сухих, дяденька, кладите! Березовых! Это для старого человека дрова!



    В это время на кухне соседка говорила бабушке:

    – Да как же это вы, бабуся, распорядились так? Сунули ребятишкам ордерок и пошли!

    – Да так и распорядилась, Марья Ивановна! Да не я и распорядилась-то, а они! Ведь вот какие ребята-то славные! Не померзли бы только!

    – Да что они, знакомые вам, что ли, бабушка? – спросила соседка.

    – Знакомые, Марья Ивановна! Как же незнакомые? С полчаса в аптеке вместе стояли и домой вместе пошли! – отвечала старушка, снимая с себя платок и приглаживая седые, прилипшие к вискам волосы.

    Саша и Юра крепкими кулаками застучали в дверь и в облаке морозного пара появились на пороге.

    – Дрова привезли, бабушка! Принимайте дрова! Куда складывать? Давайте пилу! Перепилить надо! А топор есть? Давайте топор! – командовал Саша.

    – Пилу и топор! Сейчас все перепилим и расколем вам! Что нам стоит! – кричал Юра.

    – Боевые внучата у вас, бабуся! Командиры, – басил за их спиной возчик. – Самых знаменитых дровишек привезли!

    – Ах ты, батюшки! Привезли! Марья Ивановна, привезли! А вы говорите – знакомые ли? Да при чем же тут знакомство наше, Марья Ивановна, когда галстуки-то на них красные?

    А во дворе уже слышался бойкий стук топора, визжала пила; веселые мальчишеские голоса с басовитыми нотками распоряжались спешно мобилизованными во дворе малышами:

    – Носите в сени! Складывайте столбиками!

    ...Хлопнула дверь. Саша, сбросив перед печкой щепки, отряхнул варежки и сказал:

    – Все, бабушка! Не поминайте лихом!

    – Соколы вы мои... – растроганно сказала старушка. – Дело-то какое мне сделали, голубчики!

    – Нам это ничего не стоит, – смущенно сказал Юра.

    Саша кивнул головой:

    – Для нас это простое дело!

    Труд согревает

    В интернат привезли дрова.

    Нина Ивановна сказала:

    – Наденьте свитеры, мы будем носить дрова.

    Ребята побежали одеваться.

    – А может быть, дать им лучше пальто? – сказала нянечка. – Сегодня холодный осенний денек!

    – Нет, нет!—закричали ребята.—Мы будем трудиться! Нам будет жарко!

    – Конечно! – улыбнулась Нина Ивановна. – Нам будет жарко! Ведь труд согревает!

    «Разделите так, как делили работу...»

    Старый учитель жил один. Ученики и ученицы его давно выросли, но не забывали своего бывшего учителя.

    Однажды к нему пришли два мальчика и сказали:

    – Наши матери прислали нас помочь вам в хозяйстве.

    Учитель поблагодарил и попросил мальчиков наполнить водой пустую кадку. Она стояла в саду. Около нее на скамье были сложены лейки и ведра. А на дереве висело игрушечное ведерко, маленькое и легкое, как перышко, – из него в жаркие дни учитель пил воду.

    Один из мальчиков выбрал прочное железное ведро, постучал по его дну пальцем и не спеша направился к колодцу; другой снял с дерева игрушечное ведерко и побежал за товарищем.

    Много раз мальчики ходили к колодцу и возвращались назад. Учитель смотрел на них из окна. Над цветами кружились пчелы. В саду пахло медом. Мальчики весело разговаривали. Один из них часто останавливался, ставил на землю тяжелое ведро и вытирал со лба пот. Другой бежал с ним рядом, расплескивая воду в игрушечном ведерке.

    Когда кадка была наполнена, учитель позвал обоих мальчиков, поблагодарил их, потом поставил на стол большой глиняный кувшин, доверху наполненный медом, а рядом с ним граненый стакан, также наполненный медом.

    – Отнесите эти подарки своим матерям, – сказал учитель. – Пусть каждый из вас возьмет то, что заслужил.

    Но ни один из мальчиков не протянул руки.

    – Мы не можем разделить это, – смущенно сказали они.

    – Разделите это так, как делили работу, – спокойно сказал учитель.

    В лагере

    Еще с вечера Наташа и Муся решили после завтрака сбегать на речку.

    – Какое я место знаю! – перегнувшись через спинку кровати, шептала Наташа. – Вода чистая, прохладная... Мелко-мелко! Никак не утонешь! Как раз для тех, кто плавать не умеет.

    – Завтра же утречком побежим! И выкупаемся! Только ребятам не говори, а то все бросятся и опять мы плавать не научимся из-за них! – говорила Муся.

    Утро было солнечное. За раскрытым окном так звонко пели птицы, что спать было невозможно. Наташа и Муся с трудом дождались горна и первые убрали свои кровати.

    – Сейчас же после завтрака на речку!

    Но на утренней линейке вожатый сказал, что соседний колхоз спешит с уборкой сена, так как стоят очень жаркие дни и ожидается гроза, и что колхозу нужно помочь.

    – Поможем! Поможем! – с готовностью закричали ребята.

    – Выделите нам луг побольше! Нас много!

    – Нас много! Нам побольше! – кричали вместе с ребятами Наташа и Муся.

    – После завтрака не придется купаться, пойдем после обеда! – условились подруги.

    На уборку вышел весь лагерь. Пионеры рассыпались по полю. Одни сгребали граблями сухое сено, другие складывали его в копны. Зазвенели веселые песни. Солнце, остановившись над полем и заглядевшись на ребят, беспощадно пекло их головы и черные от загара спины. Сухие цветы и травы пахли знойным медовым запахом. Одна за другой вырастали на поле туго сложенные копны. Под одной из копен стояло ведро со свежей водой; ребята то и дело подбегали к нему с граблями в руках и, наскоро напившись, снова принимались за дела.

    – Вот в такую жару выкупаться здорово! Утром что... Утром не жарко... Самое удовольствие в жару! – говорила Наташа, подбирая под косынку разлетающиеся волосы и смачивая водой лоб.

    – Сейчас, в самую жару, нехорошо даже! Вот кончим, и как раз жара спадет! Тогда искупаемся! – ответила Муся.

    До обеда все было убрано. Далеко были видны аккуратные, как шалаши, копны, и низко скошенная трава делала поле колючим и голым. Ребята пошли обедать. Наташа и Муся прятали за столом полотенце и мыло.

    – Вот искупаемся так искупаемся!

    – Надо успеть, пока ребята укладываются на мертвый час! – шептались девочки.



    Воздух был душный. Ни один листок не шевелился на кустах. Небо потемнело, из-за леса наползала большая синяя туча. Наташа и Муся бежали к реке напрямки, через поле.

    – Скорей, скорей! Мы еще успеем до грозы выкупаться!

    И вдруг сорвался ветер. Он налетел на сложенные копны, закружился, засвистел и, срывая верхушки сена, как пух, разнес его по полю.

    Девочки ахнули и бросились назад, в лагерь.

    – Ребята! Ребята! Копны не накрыли! Ветер сено разносит! Вставайте!

    Ребята уже ложились спать.

    – Вставайте! Вставайте! – разнеслось по лагерю.

    Горнист затрубил тревогу. Все бросились в поле. По дороге захватывали ветки, хворост и накрывали копны. Ветер вдруг утих, острая молния пронзила тучу, и дождь потоком хлынул на землю! Это был теплый летний ливень, освежающий душный, застывший воздух.

    Истомленные жарким днем и работой на солнцепеке, ребята неожиданно попали под великолепный душ. Наташа и Муся прибежали в лагерь последними. Волосы у них были мокрые, щеки и глаза блестели, сарафаны прилипли к телу.

    – Вот искупались так искупались! – кричала Наташа. – Вода чистая, прохладная, мелко-мелко, никак не утонешь!

    – Как раз для тех, кто плавать не умеет! – хохоча, вторила ей Муся.

    Папа-тракторист

    Витин папа – тракторист. Каждый вечер, когда Витя ложится спать, папа собирается в поле.

    – Папа, возьми меня с собой! – просит Витя.

    – Вырастешь – возьму, – спокойно отвечает папа.

    И всю весну, пока папин трактор выезжает на поля, между Витей и папой происходит один и тот же разговор:

    – Папа, возьми меня с собой!

    – Вырастешь – возьму.

    Однажды папа сказал:

    – И не надоело тебе, Витя, каждый день просить об одном и том же?

    – А тебе, папа, не надоело каждый раз отвечать мне одно и то же? – спросил Витя.

    – Надоело! – засмеялся папа и взял Витю с собой в поле.

    Чего нельзя, того нельзя

    Один раз мама сказала папе:

    – Не повышай голос!

    И папа сразу заговорил шепотом.

    С тех пор Таня никогда не повышает голос; хочется ей иногда покричать, покапризничать, но она изо всех сил сдерживается. Еще бы! Уж если этого нельзя папе, то как же можно Тане?

    Нет уж! Чего нельзя, того нельзя!

    Бабушка и внучка

    Мама принесла Тане новую книгу.

    Мама сказала:

    – Когда Таня была маленькой девочкой, ей читала бабушка; но теперь Таня уже большая, и она сама будет читать бабушке эту книгу.

    – Садись, бабушка! – сказала Таня. – Я прочитаю тебе один рассказик.

    Таня читала, бабушка слушала, а мама хвалила обеих:

    – Вот какие умницы вы у меня!

    Три сына

    Было у матери три сына – три пионера. Прошли годы. Грянула война. Провожала мать на войну трех сыновей – трех бойцов. Один сын бил врага в небе. Другой сын бил врага на земле. Третий сын бил врага в море. Вернулись к матери три героя: летчик, танкист и моряк!

    Танины достижения

    Каждый вечер папа брал тетрадку, карандаш и подсаживался к Тане и бабушке.

    – Ну, какие ваши достижения? – спрашивал он.

    Папа объяснил Тане, что достижениями называется все то хорошее и полезное, что сделал за день человек. Танины достижения папа аккуратно записывал в тетрадку.

    Однажды он спросил, как обычно держа наготове карандаш:

    – Ну, какие ваши достижения?

    – Таня мыла посуду и разбила чашку, – сказала бабушка.

    – Гм... – сказал отец.

    – Папа! – взмолилась Таня. – Чашка была плохая, она сама упала! Не стоит писать о ней в наши достижения! Напиши просто: Таня мыла посуду!

    – Хорошо! – засмеялся папа.—Накажем эту чашку, чтобы в следующий раз, при мытье посуды, другая была осторожней!

    Сторож

    В детском саду было много игрушек. По рельсам бегали заводные паровозы, в комнате гудели самолеты, в колясках лежали нарядные куклы. Ребята играли все вместе, и всем было весело. Только один мальчик не играл. Он собрал около себя целую кучу игрушек и охранял их от ребят.

    – Мое! Мое! – кричал он, закрывая игрушки руками.

    Дети не спорили – игрушек хватало на всех.

    – Как мы хорошо играем! Как нам весело! – похвалились ребята воспитательнице.

    – А мне скучно! – закричал из своего угла мальчик.

    – Почему? – удивилась воспитательница. – У тебя так много игрушек!

    Но мальчик не мог объяснить, почему ему скучно.

    – Да потому, что он не игральщик, а сторож, – объяснили за него дети.

    Пуговица

    У Тани оторвалась пуговица. Таня долго пришивала ее к лифчику.

    – А что, бабушка, – спросила она, – все ли мальчики и девочки умеют пришивать свои пуговицы?

    – Вот уж не знаю, Танюша; отрывать пуговицы умеют и мальчики и девочки, а пришивать-то все больше достается бабушкам.

    – Вот как! – обиженно сказала Таня. – А ты меня заставила, как будто сама не бабушка!

    Печенье

    Мама высыпала на тарелку печенье. Бабушка весело зазвенела чашками. Все уселись за стол. Вова придвинул тарелку к себе.

    – Дели по одному,—строго сказал Миша.

    Мальчики высыпали все печенье на стол и разложили его на две кучки.

    – Ровно? – спросил Вова.

    Миша смерил глазами кучки:

    – Ровно... Бабушка, налей нам чаю!

    Бабушка подала обоим чай. За столом было тихо. Кучки печенья быстро уменьшались.

    – Рассыпчатые! Сладкие! Вкусные! – говорил Миша.

    – Угу! – отзывался с набитым ртом Вова.

    Мама и бабушка молчали. Когда все печенье было съедено, Вова глубоко вздохнул, похлопал себя по животу и вылез из-за стола. Миша доел последний кусочек и посмотрел на маму – она мешала ложечкой неначатый чай. Он посмотрел на бабушку – она жевала корочку черного хлеба...

    Обидчики

    Толя часто прибегал со двора и жаловался, что ребята его обижают.

    – Не жалуйся, – сказала однажды мать, – надо самому лучше относиться к товарищам, тогда и товарищи не будут тебя обижать!

    Толя вышел на лестницу. На площадке один из его обидчиков, соседский мальчик Саша, что-то искал.

    – Мать дала мне монетку на хлеб, а я потерял ее, – хмуро пояснил он. – Не ходи сюда, а то затопчешь!

    Толя вспомнил, что сказала ему утром мама, и нерешительно предложил:

    – Давай поищем вместе!

    Мальчики стали искать вместе. Саше посчастливилось: под лестницей в самом уголке блеснула серебряная монетка.

    – Вот она! – обрадовался Саша. – Испугалась нас и нашлась! Спасибо тебе. Выходи во двор. Ребята не тронут! Я сейчас, только за хлебом сбегаю!

    Он съехал по перилам вниз. Из темного пролета лестницы весело донеслось:

    – Вы-хо-ди!..

    Новая игрушка

    Дядя сел на чемодан и открыл записную книжку.

    – Ну, что кому привезти? – спросил он.

    Ребята заулыбались, придвинулись ближе.

    – Мне куклу!

    – А мне автомобильчик!

    – А мне подъемный кран!

    – А мне... А мне... – Ребята наперебой заказывали, дядя записывал.

    Один Витя молча сидел в сторонке и не знал, что попросить... Дома у него весь угол завален игрушками... Там есть и вагоны с паровозом, и автомобили, и подъемные краны... Все-все, о чем просили ребята, уже давно есть у Вити... Ему даже нечего пожелать... А ведь дядя привезет каждому мальчику и каждой девочке новую игрушку, и только ему, Вите, он ничего не привезет...

    – Что же ты молчишь, Витюк? —спросил дядя.

    Витя горько всхлипнул.

    – У меня... все есть... – пояснил он сквозь слезы.

    Лекарство

    У маленькой девочки заболела мама. Пришел доктор и видит – одной рукой мама за голову держится, а другой игрушки прибирает. А девочка сидит на своем стульчике и командует:

    – Принеси мне кубики!

    Подняла мама с пола кубики, сложила их в коробку, подала дочке.

    – А куклу? Где моя кукла? – кричит опять девочка.

    Посмотрел на это доктор и сказал:

    – Пока дочка не научится сама прибирать свои игрушки, мама не выздоровеет!

    Кто наказал его?

    Я обидел товарища. Я толкнул прохожего. Я ударил собаку. Я нагрубил сестре. Все ушли от меня. Я остался один и горько заплакал.

    – Кто наказал его? – спросила соседка.

    – Он сам наказал себя, – ответила мама.

    Картинки

    У Кати было много переводных картинок.

    На переменке Нюра подсела к Кате и со вздохом сказала:

    – Счастливая ты, Катя, все тебя любят! И в школе, и дома...

    Катя благодарно взглянула на подругу и смущенно сказала:

    – А я бываю очень плохая... Я даже сама это чувствую...

    – Ну что ты! Что ты! – замахала руками Нюра. – Ты очень хорошая, ты самая добрая в классе, ты ничего не жалеешь... У другой девочки попроси что-нибудь – она ни за что не даст, а у тебя и просить не надо... Вот, например, переводные картинки...

    – Ах, картинки... – протянула Катя, вытащила из парты конверт, отобрала несколько картинок и положила их перед Нюрой. – Так бы сразу и сказала... А зачем было хвалить?..

    Кто хозяин?

    Большую черную собаку звали Жук. Два мальчика, Коля и Ваня, подобрали Жука на улице. У него была перебита нога. Коля и Ваня вместе ухаживали за ним, и, когда Жук выздоровел, каждому из мальчиков захотелось стать его единственным хозяином. Но кто хозяин Жука, они не могли решить, поэтому спор их всегда кончался ссорой.

    Однажды они шли лесом. Жук бежал впереди. Мальчики горячо спорили.

    – Собака моя, – говорил Коля, – я первый увидел Жука и подобрал его!

    – Нет, моя, – сердился Ваня, – я перевязывал ей лапу и таскал для нее вкусные кусочки!

    Никто не хотел уступить. Мальчики сильно поссорились.

    – Моя! Моя! – кричали оба.

    Вдруг из двора лесника выскочили две огромные овчарки. Они бросились на Жука и повалили его на землю. Ваня поспешно вскарабкался на дерево и крикнул товарищу:

    – Спасайся!

    Но Коля схватил палку и бросился на помощь Жуку. На шум прибежал лесник и отогнал своих овчарок.

    – Чья собака? – сердито закричал он.

    – Моя, – сказал Коля.

    Ваня молчал.

    Проделки белки

    Пошли пионеры в лес по орехи.

    Забрались две подружки в густой орешник, нарвали орехов полную корзинку. Идут по лесу, а синие колокольчики кивают им головками.

    – Давай повесим корзинку на дерево, а сами колокольчиков нарвем, – говорит одна подружка.

    – Ладно! – отвечает другая.

    Висит корзинка на дереве, а девочки цветы рвут.

    Выглянула из дупла белка, заглянула в корзинку с орехами... Вот, думает, удача так удача!

    Натаскала белка полное дупло орехов. Пришли девочки с цветами, а корзинка-то пустая...

    Только на головы скорлупки летят.

    Поглядели девочки наверх, а это белка сидит на ветке, распушила свой рыжий хвост и щелкает орехи!

    Засмеялись девочки:

    – Ах ты лакомка!

    Подошли и другие пионеры, посмотрели на белку, посмеялись, поделились с девочками своими орехами и пошли домой.

    Что легче?

    Пошли три мальчика в лес. В лесу грибы, ягоды, птицы. Загулялись мальчики. Не заметили, как день прошел. Идут домой – боятся:

    – Попадет нам дома!

    Вот остановились они на дороге и думают, что лучше: соврать или правду сказать?

    – Я скажу, – говорит первый, – будто волк на меня напал в лесу. Испугается отец и не будет браниться.

    – Я скажу, – говорит второй, – что дедушку встретил. Обрадуется мать и не будет бранить меня.

    – А я правду скажу, – говорит третий. – Правду всегда легче сказать, потому что она правда и придумывать ничего не надо.

    Вот разошлись они все по домам. Только сказал первый мальчик отцу про волка – глядь: лесной сторож идет.

    – Нет, – говорит, – в этих местах никакого волка.

    Рассердился отец. За первую вину наказал, а за ложь – вдвое.

    Второй мальчик про деда рассказал. А дед – тут как тут, в гости идет.

    Узнала мать правду. За первую вину наказала, а за ложь – вдвое.

    А третий мальчик как пришел, так с порога во всем повинился. Поворчала на него тетка да и простила.

    Подарок

    У меня есть знакомые: Миша, Вова и их мама. Когда мама бывает на работе, я захожу проведать мальчиков.

    – Здравствуйте! – кричат мне оба. – Что вы нам принесли?

    Один раз я сказала:

    – Почему вы не спросите, может, я замерзла, устала? Почему вы сразу спрашиваете, что я вам принесла?

    – Мне все равно, – сказал Миша, – я буду спрашивать так, как вы хотите.

    – Нам все равно, – повторил за братом Вова.

    Сегодня они оба встретили меня скороговоркой:

    – Здравствуйте. Вы замерзли, устали, а что вы нам принесли?

    – Я принесла вам только один подарок.

    – Один на троих? – удивился Миша.

    – Да. Вы должны сами решить, кому его дать: Мише, маме или Вове.

    – Давайте скорей. Я сам решу! – сказал Миша.

    Вова, оттопырив нижнюю губу, недоверчиво посмотрел на брата и громко засопел.

    Я стала рыться в сумочке. Мальчики нетерпеливо смотрели мне на руки. Наконец я вытащила чистый носовой платок.

    – Вот вам подарок.

    – Так ведь это... это... носовой платок! – заикаясь, сказал Миша. – Кому нужен такой подарок?

    – Ну да! Кому он нужен? – повторил за братом Вова.

    – Все равно подарок. Вот и решайте, кому его дать.

    Миша махнул рукой.

    – Кому он нужен? Он никому не нужен! Отдайте его маме!

    – Отдайте его маме! – повторил за братом Вова.

    До первого дождя

    Таня и Маша были очень дружны и всегда ходили в детский сад вместе. То Маша заходила за Таней, то Таня за Машей. Один раз, когда девочки шли по улице, начался сильный дождь. Маша была в плаще, а Таня в одном платье. Девочки побежали.

    – Сними свой плащ, мы накроемся вместе! – крикнула на бегу Таня.

    – Я не могу, я промокну! – нагнув вниз голову с капюшоном, ответила ей Маша.

    В детском саду воспитательница сказала:

    – Как странно, у Маши платье сухое, а у тебя, Таня, совершенно мокрое, как же это случилось? Ведь вы же шли вместе?

    – У Маши был плащ, а я шла в одном платье, – сказала Таня.

    – Так вы могли бы укрыться одним плащом, – сказала воспитательница и, взглянув на Машу, покачала головой.

    – Видно, ваша дружба до первого дождя!

    Обе девочки покраснели: Маша за себя, а Таня за Машу.

    Мечтатель

    Юра и Толя шли неподалеку от берега реки.

    – Интересно, – сказал Толя, – как это совершаются подвиги? Я все время мечтаю о подвиге!

    – А я об этом даже не думаю, – ответил Юра и вдруг остановился...

    С реки донеслись отчаянные крики о помощи. Оба мальчика помчались на зов... Юра на ходу сбросил туфли, отшвырнул в сторону книги и, достигнув берега, бросился в воду.

    А Толя бегал по берегу и кричал:

    – Кто звал? Кто кричал? Кто тонет?

    Между тем Юра с трудом втащил на берег плачущего малыша.

    – Ах, вот он! Вот кто кричал! – обрадовался Толя. – Живой? Ну и хорошо! А ведь не подоспей мы вовремя, кто знает, что было бы!

    Веселая елка

    Таня и мама украшали елку. На елку пришли гости. Танина подруга принесла скрипку. Пришел брат Тани – ученик ремесленного училища. Пришли два суворовца и Танин дядя.

    За столом пустовало одно место: мама ждала сына – моряка.

    Все веселились, только мама была грустная.

    Раздался звонок, ребята бросились к дверям. В комнату вошел Дед Мороз и стал раздавать подарки. Тане досталась большая кукла. Потом Дед Мороз подошел к маме и снял бороду. Это был ее сын – моряк.

    Из сборника «Отцовская куртка»

    Рыжий кот

    Под окном раздался короткий свист. Прыгая через три ступеньки, Сережа выскочил в темный сад.

    – Левка, ты?

    В кустах сирени что-то копошилось.

    – Иди сюда! Живо! – позвал голос.

    Сережа подбежал к товарищу.

    – Чего? – спросил он шепотом.

    Левка обеими руками прижимал к земле что-то большое, завернутое в пальто.

    – Здоровый, как черт! Не удержу никак!

    Из-под пальто высунулся пушистый рыжий хвост.

    – Поймал? – ахнул Сережа.

    – Прямо за хвост! Он как заорет! Я думал – все выбегут.

    – Голову, голову заверни ему получше!

    Мальчики присели на корточки.

    – А куда мы его денем? – забеспокоился Сережа.

    – Чего – куда? Отдадим кому-нибудь, и баста! Он красивый, его каждый возьмет.

    Кот жалобно замяукал.

    – Бежим! А то увидят нас с ним...

    Левка прижал к груди сверток и, пригибаясь к земле, помчался к калитке.

    Сережа бросился за ним.

    На освещенной улице оба остановились.

    – Давай привяжем тут где-нибудь, и все, – сказал Сережа.

    – Нет. Тут близко. Она живо найдет. Постой!

    Левка раскрыл пальто и освободил желтую усатую мордочку. Кот зафыркал и замотал головой.

    – Тетенька! Возьмите кошечку! Мышей ловить будет...

    Женщина с корзинкой окинула мальчиков беглым взглядом:

    – Куда его! Своя кошка надоела до смерти!

    – Ну и ладно! – грубо сказал Левка. – Вон старушка идет по той стороне, пойдем к ней!

    – Бабушка, бабушка! – закричал Сережа. – Подождите!

    Старушка остановилась.

    – Возьмите у нас котика! Хорошенький, рыженький! Мышей ловит!

    – Да где он у вас? Этот, что ли?

    – Ну да! Нам девать некуда... Папа с мамой держать не хотят...

    – Возьмите себе, бабушка!

    – Да куда ж я его возьму, голубчики мои! Он небось и жить не станет у меня... Кошка к дому своему привыкает...

    – Ничего, станет, – уверяли мальчики, – он любит стареньких...

    – Ишь ты, любит...

    Старушка погладила мягкую шерстку. Кот выгнул спину, вцепился когтями в пальто и забился в руках.

    – Ах ты батюшки! Замучился он у вас! Ну давайте, что ли, авось приживется.

    Старушка распахнула шаль:

    – Иди сюда, миленький, не бойся...

    Кот яростно отбивался.

    – Уж не знаю, донесу ли?

    – Донесете! – весело крикнули мальчики. – До свиданья, бабушка.



    Мальчики присели на крыльце, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Из окон первого этажа на дорожку, усыпанную песком, и на кусты сирени падал желтый свет.

    – Дома ищет. По всем углам, верно, шарит, – толкнул товарища Левка.

    Скрипнула дверь.

    – Кис, кис, кис! – донеслось откуда-то из коридора.

    Сережа фыркнул и зажал ладонью рот. Левка уткнулся ему в плечо.

    – Мурлышка! Мурлышка!

    Нижняя жиличка в стареньком платке с длинной бахромой, прихрамывая на одну ногу, показалась на дорожке.

    – Мурлышка, противный этакий! Мурлышка!

    Она обвела глазами сад, раздвинула кусты.

    – Кис, кис!

    Хлопнула калитка. Под ногами заскрипел песок.

    – Добрый вечер, Марья Павловна! Любимца ищете?

    – Твой отец, – шепнул Левка и быстро шмыгнул в кусты.

    «Папа!» – хотел крикнуть Сережа, но до него долетел взволнованный голос Марьи Павловны:

    – Нет и нет. Как в воду канул! Он всегда вовремя приходил. Поцарапает лапочкой окно и ждет, пока я открою ему. Может, он в сарай забился, там дырка есть...

    – Давайте посмотрим, – предложил Сережин папа. – Сейчас мы вашего беглеца обнаружим!

    Сережа пожал плечами.

    – Чудак папа. Очень нужно чужого кота ночью разыскивать!

    Во дворе, около сараев, забегал круглый глазок электрического фонарика.

    – Мурлышка, иди домой, кисонька!

    – Ищи ветра в поле! – хихикнул из кустов Левка. – Вот потеха! Твоего отца искать заставила!

    – Ну и пусть поищет! – рассердился вдруг Сережа. – Пойду спать.

    – И я пойду, – сказал Левка.



    Когда Сережа и Левка еще ходили в детский сад, в нижнюю квартиру приехали жильцы – мать и сын. Под окном повесили гамак. Каждое утро мать, низенькая, прихрамывающая старушка, выносила подушку и одеяло, стелила одеяло в гамаке, и тогда из дому, сгорбившись, выходил сын. На бледном молодом лице лежали ранние морщинки, из широких рукавов висели длинные, худые руки, а на плече сидел рыжий котенок. У котенка были три черточки на лбу, они придавали его кошачьей физиономии смешное озабоченное выражение. А когда он играл, правое ушко у него выворачивалось наизнанку. Больной тихо, отрывисто смеялся. Котенок забирался к нему на подушку и, свернувшись клубком, засыпал. Больной опускал тонкие, прозрачные веки.

    Мать неслышно двигалась, приготовляя ему лекарство. Соседи говорили:

    – Как жаль! Такой молодой!

    Осенью гамак опустел. Желтые листья кружились над ним, застревали в сетке, шуршали на дорожках. Марья Павловна, сгорбившись и тяжело волоча больную ногу, шла за гробом сына... В пустой комнате кричал рыжий котенок...



    С тех пор Сережа и Левка подросли. Часто, забросив домой сумку с книгами, Левка появлялся на заборе. Кусты сирени закрывали его от окна Марьи Павловны. Засунув два пальца в рот, коротким свистом он вызывал Сережу. Старушка не мешала мальчикам играть в этом уголке сада. Они барахтались в траве, как два медвежонка. Она смотрела на них из окошка и перед дождем прятала брошенные на песке игрушки.

    Как-то летом Левка, примостившись на заборе, помахал рукой Сереже.

    – Смотри-ка... рогатка у меня. Сам сделал! Бьет без промаха!

    Рогатку испробовали. Мелкие камешки запрыгали по железной крыше, прошумели в кустах, ударились о карниз. Рыжий кот сорвался с дерева и с шипеньем прыгнул в окошко. Шерсть стояла дыбом на его выгнутой спине.

    Мальчики захохотали. Марья Павловна выглянула из окна.

    – Это нехорошая игра – вы можете попасть в Мурлышку.

    – Так что же, из-за вашего кота нам и поиграть нельзя? – дерзко спросил Левка.

    Марья Павловна пристально посмотрела на него, взяла Мурлышку на руки, покачала головой и закрыла окно.

    – Ишь, недотрога какая! Ловко я ее отбрил, – сказал Левка.

    – Она небось обиделась, – отозвался Сережа.

    – Ну и наплевать! Мне в водосточную трубу попасть хочется.

    Левка прищурился. Камешек исчез в густой листве.

    – Мимо! На, ты попробуй, – сказал он Сереже. – Прищурь один глаз.

    Сережа выбрал камешек покрупнее и натянул резинку. Из окна Марьи Павловны со звоном посыпались стекла. Мальчики замерли. Сережа испуганно оглянулся по сторонам.

    – Бежим! – шепнул Левка. – А то на нас скажут!

    Утром пришел стекольщик и вставил новое стекло. А через несколько дней Марья Павловна подошла к ребятам:

    – Кто из вас разбил стекло?

    Сережа покраснел.

    – Никто! – выскочил вперед Левка. – Само лопнуло!

    – Неправда! Разбил Сережа. И ничего не сказал своему папе... А я ждала...

    – Нашли дураков! – фыркнул Левка.

    – Чего это я сам на себя пойду говорить? – пробурчал Сережа.

    – Надо пойти и сказать правду, – серьезно сказала Марья Павловна.– Разве ты трус?

    – Я не трус! – вспыхнул Сережа. – Вы не имеете права так меня называть!

    – А почему же ты не сказал? – пристально глядя на Сережу, спросила Марья Павловна.

    – Отчего, да почему, да по какому случаю... – запел Левка. – Неохота разговаривать! Пошли, Сережка!

    Марья Павловна посмотрела им вслед.

    – Один трус, а другой грубиян, – сказала она с сожалением.

    – Ну и ябедничайте! – крикнули ей ребята.

    Настали неприятные дни.

    – Старуха обязательно пожалуется, – говорил Левка.

    Мальчики поминутно вызывали друг друга и, прижав губы к круглой дырке в заборе, справлялись:

    – Ну как? Влетело тебе?

    – Нет еще... А тебе?

    – И мне нет!

    – Вот злющая какая! Она нарочно нас мучает, чтобы мы боялись больше. А если б про нее рассказать, как она нас обругала... Попало б ей на орехи! – шептал Левка.

    – И чего она прицепилась за какое-то несчастное стекло? – возмущался Сережа.

    – Вот подожди... я ей устрою штуку! Будет она знать...

    Левка показал на мирно спящего за окном Мурлышку и зашептал что-то на ухо товарищу.

    – Да, хорошо бы, – сказал Сережа.

    Но кот дичился чужих людей и ни к кому не шел. Поэтому, когда Левке удалось его поймать, Сережа проникся уважением к товарищу.

    «Вот ловкач!» – подумал он про себя.



    Укрывшись с головой одеялом и освободив одно ухо, Сережа прислушивался к разговору родителей. Мать долго не ложилась спать, открывала окно, и, когда со двора доносился голос Марьи Павловны, она разводила руками и спрашивала отца:

    – Как ты думаешь, Митя, куда он мог деться?

    – Ну что я могу думать! – усмехнулся отец. – Пошел кот погулять, вот и все. А может, украл кто-нибудь? Есть такие подлецы...

    Сережа похолодел: вдруг соседи видели их с Левкой?

    – Не может быть, – решительно сказала мать, – на этой улице все знают Марью Павловну. Никто так не обидит старую, больную женщину...

    – А ты вот что, – зевая, сказал отец, – если утром кот не найдется, отряди Сережу хорошенько поискать по соседним дворам. Ребята скорее найдут.

    «Как бы не так...» – подумал Сережа.



    Утром, когда Сережа пил чай, в кухне послышались громкие голоса. Жильцы обсуждали пропажу кота. Сквозь шум примусов слышно было, как соседка Эсфирь Яковлевна бегала из кухни в комнату и кричала своему мужу:

    – Миша, почему ты не интересуешься чужим несчастьем? Я спрашиваю, где найти этого кота?

    Старичок профессор, заложив за спину коротенькие пухлые руки, взволнованно шагал по кухне.

    – Пренеприятное событие... Невозможно оставаться равнодушным...

    Сережа отхлебнул холодный чай и отодвинул чашку. «Все орут... и чего орут, сами не знают. Велика важность – кот! Если б еще служебная собака пропала...»

    Из соседней комнаты вышла мать:

    – Эсфирь Яковлевна! Вы не волнуйтесь, я сейчас отправлю Сережу на поиски.

    – Ох, умоляю вас... ведь этот Мурлышка – чтоб он сгорел! – вся ее жизнь.

    Сережа схватил тюбетейку и незаметно проскользнул мимо женщин.

    «Вот тарарам подняли! Знал бы, не связывался, – с досадой подумал он. – А старуха тоже хороша! Расплакалась на весь двор!»

    Его потянуло посмотреть на Марью Павловну.

    Засунув руки в карманы и небрежно покачиваясь, он пошел по саду.

    Из-за забора выглянул Левка. Сережа подошел ближе.

    – Слезай, – сказал он хмуро. – Наделал, дурак, шуму на весь двор.

    – А что? Ищет она? – спросил Левка.

    – Ищет... Всю ночь проплакала...

    – Врешь! – усомнился Левка и сейчас же добавил: – А может, и правда?.. Ведь она знаешь как любила его...

    – Я говорил, привязать за лапу только, а ты совсем отдал, дурак этакий!

    – Эх ты! Испугался! – прищурился Левка. – А я вот ничуточки!

    – Идет, – тревожно шепнул Сережа.

    Марья Павловна прыгающей, неровной походкой шла по дорожке. Седые волосы, связанные узлом на затылке, растрепались, и одна прядь рассыпалась по смятому воротничку. Она подошла к мальчикам.

    – У меня Мурлышка пропал... Не видели вы его, ребятки? – Голос у нее был тихий, глаза серые, пустые.

    – Нет, – глядя в сторону, сказал Сережа.

    – Мы не видели, – поспешно добавил Левка.

    Марья Павловна вздохнула, провела рукой по лбу и медленно пошла домой. Левка скорчил гримасу.

    – Подлизывается... А вредная все-таки, – он покрутил головой, – такими словами ругается! «Грубиян»! Это хуже не знай чего! А теперь подлизывается: «Мальчики, не видали моего котика?» – тоненько протянул он.

    Сережа засмеялся.

    – И правда, сама виновата... Думает, если мы дети, так мы и постоять за себя не сумеем!

    – Фи! – свистнул Левка. – Плакса какая! Подумаешь – рыжий кот пропал!

    – Да он, говорят, у нее еще при сыне был. Так она его на память держала.

    – На память? – удивился Левка и вдруг, хлопнув себя по коленке, захлебнулся от смеха. – Рыжего кота на память!

    Мимо прошел старик профессор. Подойдя к раскрытому окошку Марьи Павловны, он постучал указательным пальцем в стекло и, положив локти на подоконник, заглянул внутрь комнаты.

    – Ну как, Марья Павловна? Не нашелся еще?

    Мальчики прислушались.

    – А этот-то чего лезет? – удивился Левка.

    – Жалеет ее, – шепнул Сережа. – Всем жалко почему-то... Обругала бы их, как нас, не стали бы жалеть! Пойдем послушаем: может, она на нас наговаривать ему будет.

    Они подошли близко и спрятались за кустами.

    Марья Павловна говорила:

    – Долго он Колю забыть не мог... И на кладбище со мной ходил... Было что-то теплое, живое... Колино...

    Окошко звякнуло. Мальчики испуганно посмотрели друг на друга. Старик профессор заволновался:

    – Марья Павловна! Голубушка! Что вы? Что вы? Выручим мы вашего Мурлышку. Вот я тут придумал кое-что. – Он дрожащими пальцами поправил пенсне и полез в боковой карман. – Вот тут объявленьица я написал, хочу попросить ребяток расклеить где-нибудь на столбах. Только успокойтесь, пожалейте себя!

    Он оторвался от окна и зашагал к дому.

    – Ребята! Ребятки!

    – Иди! – вдруг струсил Левка.

    – Сам иди! – огрызнулся Сережа.

    Старик подошел к ним.

    – А ну-ка, молодые люди! К вам поручение имеется. Не откажите старику: сбегайте повесьте объявления где-нибудь на людных местах. А? Живенько! – Он кивнул на окошко. – Жалко старушку, надо помочь ей как-нибудь...

    – Мы... пожалуйста, – промямлил Сережа.

    Левка протянул руку:

    – Давайте! Мы сейчас... быстро. Айда, Сережка!

    – Ну-ну, вот и молодцы!

    Мальчики выскочили на улицу.

    – Прочти-ка, чего тут? – сказал Сережа.

    Левка развернул листок.

    – Пять рублей! Ого! Сколько денег-то! За какого-то рыжего кота!

    Спятил он, что ли?

    Сережа пожал плечами.

    – Все спятили, – хмуро сказал он. – Может, все жильцы дадут. Мой отец дал бы тоже. На кнопки, держи.

    – А где повесим? На людных местах надо.

    – Пошли к кооперативу. Там всегда народ толчется.

    Мальчики побежали.

    – А другую бумажку на вокзале повесим – там тоже много людей, – запыхавшись, сказал Сережа.

    Но Левка вдруг остановился.

    – Тпру, Сережка, стой! Ведь мы же влипнем с этой штукой, как мухи в мед влипнем! Ну и дураки! Вот дураки!

    Сережа схватил его за руку.

    – Бабушка принесет, да? И скажет про нас, да?

    Левка, что-то соображая, яростно грыз ногти.

    – Как же теперь быть? – заглядывая ему в лицо, спросил Сережа.

    – Порвем, – топнул ногой Левка, – и в землю закопаем!

    – Не надо, – сморщился Сережа, – все спрашивать будут... Опять врать придется...

    – Ну и что – врать? В одно будем говорить!

    – А может, бабушка принесла бы кота, и делу конец? Может, не рассказала бы про нас?

    – «Может, может»! – передразнил Левка. – Понадейся на старуху, а она подведет, разболтает по всему двору.

    – Верно, – вздохнул Сережа. – Никак нельзя! Папа сказал: «Подлецы украли какие-то...»

    – Здорово живешь, еще подлецами сделают! Пошли за угол, порвем и зароем под скамейкой.

    Мальчики завернули за угол и сели на скамейку. Сережа взял бумажки и, комкая их в руках, сказал:

    – А она-то опять ждать будет... Пожалуй, и спать не ляжет сегодня...

    – Ясно, не ляжет... А отчего у ней сын-то умер?

    – Не знаю... Болел долго... А еще раньше муж умер. Один кот остался, а теперь и кота нет... Обидно ей все-таки!

    – Ну ладно! – решительно сказал Левка. – Не пропадать же нам из-за этого? Давай рви!

    – Сам рви! Почему я должен? Хитер тоже!

    – Давай по-честному: ты одну и я одну! Давай! Вот!

    Левка разорвал объявление на мелкие кусочки.

    Сережа сложил бумажку и медленно разорвал ее пополам. Потом схватил щепку и выкопал ямку.

    – Клади! Засыпай покрепче!

    Оба облегченно вздохнули.

    – Не ругала бы нас такими словами... – беззлобно сказал Левка.

    – А про стекло она все-таки никому не сказала, – напомнил ему Сережа.

    – Ну и ладно! Надоело мне с этим возиться! Я лучше завтра в школу пойду. Там наши ребята в футбол играют. А то все каникулы зря пройдут.

    – Не пройдут... Скоро в лагерь поедем. Там хоть месяц без неприятностей поживем...

    Левка нахмурился.

    – Пошли домой, что ли?

    – А что скажем?

    – Повесили, вот и все! Одно слово соврать только: «Повесили».

    – Ну пойдем!

    Старичок все еще стоял у окошка Марьи Павловны.

    – Ну как, ребятки? – закричал он.

    – Повесили! – неожиданно крикнули оба.



    Прошло несколько дней. О Мурлышке не было ни слуху ни духу. В комнате Марьи Павловны было тихо. В сад она не выходила. То одни, то другие жильцы навещали старушку.

    Каждый день Эсфирь Яковлевна посылала мужа:

    – Миша, иди немедленно снеси бедной женщине варенья. Делай вид, что ничего не случилось и не поднимай вопроса о домашних животных.

    – Сколько горя на одного человека навалилось! – вздыхала мать Сережи.

    – Да, – хмурил брови отец, – все-таки непостижимо, куда это Мурлышка делся? И на объявление никто не явился. Надо думать, собаки загнали куда-нибудь беднягу.

    По утрам Сережа поднимался в мрачном настроении, пил чай и бежал к Левке. Левка тоже стал невеселый.

    – Не пойду я на твой двор, – говорил он, – давай здесь играть!

    Как-то вечером, сидя на заборе, они увидели, как в окошке Марьи Павловны тихонько поднялась штора. Старушка зажгла маленькую лампочку и поставила ее на подоконник. Потом, сгорбившись, подошла к столу, налила в блюдечко молока и поставила его рядом с лампочкой.

    – Ждет... Думает, он увидит свет и прибежит...

    Левка вздохнул.

    – Все равно не придет он. Заперли его где-нибудь. Я бы мог ей овчарку достать: мне обещал один мальчик. Только я себе хотел ее взять. Хорошая собака!..

    – А знаешь чего? – вдруг оживился Сережа. – Тут у одной тетеньки много котят родилось, пойдем завтра попросим одного. Может, как раз рыженький попадется! Отнесем ей, она обрадуется и забудет своего Мурлышку.

    – Пойдем сейчас! – соскочил с забора Левка.

    – Да сейчас поздно...

    – Ничего... Скажем: обязательно, обязательно надо скорее!

    – Сережа! – крикнула мать. – Спать пора!

    – Придется завтра, – разочарованно сказал Левка. – Только с утра. Я тебя ждать буду.



    Утром мальчики вскочили рано. Чужая тетенька, у которой кошка родила шестерых котят, встретила их приветливо.

    – Выбирайте, выбирайте... – говорила она, вытаскивая из корзинки пушистые комочки.

    Комната наполнилась писком. Котята едва умели ползать – лапы у них разъезжались, мутные круглые глазки удивленно смотрели на мальчиков. Левка с восторгом схватил желтенького котенка:

    – Рыжий! Почти что рыжий! Сережа, смотри!

    – Тетя, можно этого взять? – спросил Сережа.

    – Да берите, берите! Хоть всех берите. Куда их девать?

    Левка сорвал с головы картуз, посадил в него котенка и выбежал на улицу. Сережа, подпрыгивая, торопился за ним.

    У крыльца Марьи Павловны оба остановились.

    – Иди первый, – сказал Левка. – Она с вашего двора...

    – Вместе лучше...

    Они на цыпочках прошли по коридору. Котенок пищал и барахтался в картузе. Левка тихонько постучал.

    – Войдите, – отозвалась старушка.

    Ребята боком протиснулись в дверь. Марья Павловна сидела перед раскрытым ящиком стола. Она удивленно подняла брови и вдруг заволновалась:

    – Что это пищит у вас?

    – Это мы, Марья Павловна... Вот рыжего котеночка вам... Чтобы вместо Мурлышки был...

    Левка положил картуз на колени старушки. Из картуза выглянула большеглазая мордочка и желтый хвостик...

    Марья Павловна нагнула голову, и в картуз быстро-быстро закапали слезы. Мальчики попятились к двери.

    – Подождите!.. Спасибо вам, голубчики, спасибо! – Она вытерла глаза, погладила котенка и покачала головой. – Всем мы с Мурлышкой хлопот наделали. Только напрасно вы беспокоились, ребятки... Отнесите котеночка назад... Я уж так не привыкну к нему.

    Левка, держась за спинку кровати, прирос к полу. Сережа морщился, как от зубной боли.

    – Ну ничего, – сказала Марья Павловна. – Что же делать? Вот у меня карточка на память...

    Она показала на маленький столик около кровати. Из деревянной рамки глянули на мальчиков большие печальные глаза, улыбающееся лицо и рядом удивленная усатая мордочка Мурлышки. Длинные пальцы больного тонули в пушистой шерстке.

    – Любил он Мурлышку... Сам кормил. Бывало, развеселится и скажет: «Мурлышка никогда нас не бросит, он все понимает...»

    Левка присел на краешек постели, уши у него горели, от них было жарко всей голове, и на лбу выступил пот...

    Сережа мельком взглянул на него: обоим вспомнилось, как царапался и отбивался пойманный кот.

    – Мы уж пойдем, – тихо сказал Левка.

    – Мы пойдем, – вздохнул Сережа, пряча в картуз котенка.

    – Идите, идите... Отнесите котеночка, хорошие мои...

    Ребята отнесли котенка, молча положили его в корзинку с котятами.

    – Назад принесли? – спросила тетенька.

    Сережа махнул рукой...

    – Вот, – сказал Левка, перепрыгнув через забор и с размаху хлопнувшись на землю, – буду здесь сидеть всю жизнь!

    – Ну? – недоверчиво протянул Сережа, присаживаясь перед ним на корточки. – Так не просидишь!

    – Хоть бы в лагерь скорее ехать! – с отчаянием сказал Левка. – А то распускаешься только на каникулах и всякие неприятности получаются. Встанешь утром – все ничего, а потом – бац! – и наделаешь чего-нибудь! Я, Сережа, средство изобрел, чтобы не ругаться, например...

    – Как это? Соли на язык посыпать, да?

    – Нет. Зачем соли? Просто, как рассердишься очень, сразу отвернись от того человека, зажмурь глаза и считай: раз, два, три, четыре... пока злость не пройдет. Я уже так пробовал, мне помогает!

    – А мне ничего не помогает, – махнул рукой Сережа. – Ко мне очень одно слово прицепляется.

    – Какое? – заинтересовался Левка.

    – Дура – вот какое! – шепнул Сережа.

    – Отучайся, – строго сказал Левка и, растянувшись на спине, вздохнул. – Если б этого кота достать, тогда бы все хорошо было...

    – Я тебе говорил, за лапу привязать...

    – Дурак! Попугай несчастный! – вскипел Левка. – Ты мне только повтори это еще раз, я тебе таких пилюлей навешаю! За лапу, за лапу, за хвост! Искать надо, вот что! Балда дурацкая!

    – Считай, – уныло сказал Сережа, – считай, а то опять ругаешься! Эх ты, изобретатель!



    – Вот так мы шли, а так она шла. – Левка показал рукой на другую сторону улицы.

    Сережа, прислонясь к забору, грыз зеленую веточку сирени.

    – Старухи все похожи,—сказал он, —все морщинистые и сгорбленные.

    – Ну нет, есть такие прямые, длинные, как палки, тех легко узнать. Только наша низенькая была...

    – В платке, что ли? – спросил Левка.

    – Да, да, в платке. Эх, какая старуха! – с горечью сказал Сережа. – Сразу взяла и утащила. Даже ничего не спросила толком: чей кот? Может быть, нужен очень?

    – Ну ладно, – нахмурился Левка. – Найдем как-нибудь. Может, она близко живет. Старухи далеко не ходят...

    – Километра два, а то и три любая старуха теперь может отмахать. Да еще в какую сторону...

    – А хоть во все четыре стороны! Мы всюду пойдем! Сегодня в одну, завтра в другую. И в каждый двор будем заглядывать!

    – Так все лето и проходишь! Хорошо, если до лагеря, а то и поплавать не успеешь...

    – Эх ты, пловец! Спустил чужого кота чертовой бабушке и искать не хочет! – озлился Левка. – Пойдем лучше. Три километра напрямки!

    Сережа выплюнул изо рта ветку и зашагал рядом с товарищем.

    – Хоть бы раз в жизни повезло!



    Но мальчикам не везло. Наоборот, дела пошли еще хуже.

    – Где ты шатаешься, Сережа? Избегался, почернел... С утра до вечера пропадаешь! – сердилась мать.

    – Да чего мне дома делать-то?

    – Ну, в школу бы сходил. Там ребята на качелях качаются, в футбол играют...

    – Ну да, в футбол! Очень интересно... Подобьют ногу, останусь хромым на всю жизнь, сама тогда бранить будешь. А то еще с качелей упаду.

    – Скажите пожалуйста! – разводила руками мать. – Да с каких это пор ты таким тихоней сделался? То все приставал: «Купи футбольный мяч», – покоя нам с отцом не давал, а теперь... Смотри у меня, я твои штуки разгадаю...

    Левке тоже влетело от отца.

    – Что ты, говорит, как петух, на заборе торчишь? Займись, говорит, чем-нибудь наконец! – жаловался Левка Сереже.

    Многие улицы были исхожены за это время. В одном дворе на крыше показался рыжий кот. Ребята опрометью бросились за ним.

    – Держи! Держи! Заходи вперед! – кричал Левка, задрав вверх голову.

    Кот вскочил на дерево. Обдирая коленки, Левка полез за ним. Но Сережа, стоя внизу, разочарованно крикнул:

    – Слезай! Не тот: грудка белая и лицо не такое.

    А из дома выскочила толстая тетка с ведром.

    – Опять голуби! – закричала она. – Вот я вас отучу от своего двора! Марш отсюда!

    Она взмахнула ведром и окатила Сережу холодной водой. На спине и на трусиках осела картофельная шелуха. Мальчики как ошпаренные выскочили за ворота. Сережа стиснул зубы и схватил камень.

    – Считай! – тревожно крикнул Левка. – Считай скорей!

    – Раз, два, три, четыре... – начал Сережа, бросил камень и расплакался. – Дура, дура, дура! Как ни считай, все дура!

    Левка молча выжимал на нем трусики, отряхивая с них приставшую шелуху.



    Ночью шел дождь. Шлепая босыми ногами по теплым лужам, Левка поджидал Сережу. Из раскрытых окон верхней квартиры доносились громкие голоса взрослых.

    «Нас ругают... – испугался Левка. – Обоих или одного Сережу к стенке приперли? Только за что?..» За эти дни как будто ничего плохого они не сделали. «Сделали не сделали, а взрослые, если захотят, всегда найдут, к чему придраться».

    Левка спрятался в кусты и прислушался.

    – В конце концов, я этого совсем не одобряю – получить себе чахотку из-за несчастного кота!—раздраженно кричала Эсфирь Яковлевна. – Она же маковой росинки в рот не берет...

    – Бесполезное животное, в общем... – начал профессор.

    Левка презрительно улыбнулся.

    «Хорошо им разговаривать, а ей, бедной, даже и кушать не хочется, – с жалостью подумал он о Марье Павловне. – Если б у меня была овчарка, я бы ее любил, воспитывал, и вдруг бы она пропала! Ясно, обедать не стал бы... Квас какой-нибудь выпил, и все!»

    – Ты чего стоишь? – толкнул его Сережа. – Пойдем скорей, пока мать занята!

    – Пойдем, – обрадовался Левка, – а то скоро в лагерь!

    Решено было сходить на рынок.

    – Там старух видимо-невидимо! – клялся Левка. – Кто за молоком, кто за чем... Соберутся в кучку около возов – сразу всех видно. Может, и наша там.

    – Я уж теперь ее помню – она мне снилась, – говорил Сережа. – Низенькая, сморщенная... Только бы увидеть такую!

    День был праздничный. На рынке беспорядочно толкался народ. Сережа и Левка, поддергивая трусики, озабоченно заглядывали под каждый платок. Завидев подходящую старушку, они мчались ей наперерез, сбивая с ног домашних хозяек.

    – Бесстыдники! Хулиганы! – кричали им вслед.

    В самой гуще людей мальчики заметили школьного преподавателя.

    Они спрятались от него за ларек, дождались, пока он скрылся, и снова забегали по рынку. Старух – высоких, низеньких, толстых и худых – было много.

    – Но где же наша? – сердился Левка. – Хоть бы мяса пришла купить себе! Неужели она обед не варит?

    Солнце начинало сильно припекать. Волосы прилипли ко лбу.

    – Напьемся квасу, – предложил Левка.

    Сережа вытащил из кармана двадцать копеек.

    – Кружку на двоих! – заказал он.

    – Хоть и на троих, – лениво буркнул торговец, вытирая платком красное лицо.

    – Пей, – сказал Сережа, отметив пальцем середину кружки. – Пей до сих пор.

    Левка, закрыв глаза, медленно потянул холодную жидкость.

    – Пенки оставь, – забеспокоился Сережа.

    Низенькая старушка в черном платке подошла к ним сбоку и с любопытством оглядела обоих.

    – Не то я обозналась, ребятки, не то нет? – громко сказала она.

    Сережа оторопело глянул на нее и с размаху толкнул товарища:

    – Смотри!

    У Левки цокнули зубы, и на шею плеснул квас.

    – Эх! – рявкнул он, растопырив руки. – Сережка! Она! Она!

    – Бабушка, это вы? – задыхаясь, спросил Сережа.

    Старушка закивала головой:

    – Ну да, ну да...

    Левка подпрыгнул и, размахивая кружкой, заорал во все горло:

    – Старушечка! Миленькая!

    Продавец, перегнувшись через прилавок, дернул его за трусики:

    – Кружку верните, гражданин!

    Левка, не глядя, сунул ему пустую кружку.

    Сережа почесал затылок и облизнул сухие губы.

    – Бабушка, бежим к вам домой! Сколько километров? Четыре, пять? – подхватывая старушку под руки, захлебывался Левка.

    – Стой, стой! Батюшки мои, очумел ты, что ли? – отбивалась она.

    – Пойдем, пойдем, бабунечка! – Левка на ходу чмокнул старушку в сухую щеку.

    – Ишь как бабушку свою любят ребята! – расплылась в улыбке молочница. – Поглядеть любо!

    – Затормошили совсем, – покачал головой какой-то старик.

    – Напрямик! – орал Левка, расталкивая прохожих. – Жарь, бабушка!

    – Голубчики, голубчики, весь народ повалили кругом себя!.. Лешие этакие! – сердилась старушка.

    У ворот рынка она уперлась ногами в землю и тоненько закричала:

    – Да чего вам от меня надобно-то?

    – Котика рыжего, бабушка! Помните, мы отдали вам вечером на улице.

    – Сестренка плачет по нем, исхудала, как спичка, – затянул Левка.

    – Ишь ты... Назад, значит, взять хотите?

    – Назад! Сейчас же назад!

    – Вот-вот... Ну так бы и сказали, а то разорвали было на части.

    – Да жив ли он еще, котик рыжий? – испуганно спросил Сережа.

    Старушка вынула сложенный вчетверо платочек, обтерла лицо и не спеша засеменила по тротуару.

    – Жив или нет? – простонал Левка.

    – А с чего ему помирать-то? Толстый такой котище... И то правда, забирайте вы его лучше – бестолковый, страсть! Только и лазит по всей квартире, по всем углам нюхает...

    – Пускай нюхает! Бежим, бабушка!

    Старушка высвободила руку из Левкиных пальцев.

    – Убери клещи-то! Такой и кот твой надоедный, как ты. Утром орет и ночью встанет орет. Совсем не нравится он мне. Уж я его дочке отдала.

    – Как дочке? Какой еще там дочке? Раз, два, три, четыре...

    – Насовсем? – ахнул Сережа.

    – Зачем насовсем?! На подержание.

    – Да где она живет хоть?

    – Дочка-то? В Москве. Где же ей жить, там у ней детки...

    – Адрес давайте! – сказал Левка, сжимая зубы.

    – Какой адрес? Одна-то я не езжу туда. Город шумный... Покойник зять, бывало, и на метре прокатит...

    Сережа махнул рукой:

    – Пропал Мурлышка!

    – Ну нет! – закипел Левка. – Я и в Москву поеду, и с покойником на метро прокачусь. Как щепка высохну, а достану этого кота!

    – Да чего его доставать-то? – вдруг сказала старушка. – Привезла его вчерась дочка. Вот домик-то мой. Заходите, гостями будете!

    Она круто свернула к маленькому крылечку, зазвенела ключами и погрозила пальцем в окно:

    – Сиди, сиди, рыжий! Чего выставился? Стекло продавишь, настойчивый какой...

    Левка прыгнул в палисадник, уцепился обеими руками за раму и прижался носом к окну:

    – Мурлышка! Усатенький...

    – Ухо, ухо, смотри!—взвизгивал Сережа.

    Через минуту Левка торжественно шагал по улице.

    Рыжий кот острыми когтями царапал ему шею. Сережа, весело подпрыгивая, говорил:

    – Отделает он тебя здорово! Да ладно, терпи уж!

    – Только б не упустить теперь, – пыхтел Левка.



    Марья Павловна сняла с подоконника блюдце, вылила из него посиневшее молоко и, стоя посреди комнаты, прислушалась. Дверь широко распахнулась.

    – Вот!—крикнул Левка, разжимая руки.

    Рыжий пушистый ком сорвался с его груди и, взметнув хвостом, прыгнул на руки своей хозяйке. Блюдце с радостным звоном скользнуло на пол.

    – Роднушка моя!.. Да как же это?..

    Сережа шлепнул Левку по спине. Оба выкатились за дверь и с визгом упали в траву.

    В буйной мальчишеской радости они тузили друг друга под бока:

    – Нашелся-таки!.. Нашелся! Усатый-полосатый!



    На зеленой аллее рассыпалась барабанная дробь. В белых панамках, с рюкзаками за спиной весело шагали пионеры. По боковым дорожкам, растроганные и умиленные, торопились за ними родители. Левка выбился из строя, подпрыгнул и замахал рукой Сереже:

    – Смотри, кто стоит!

    У зеленой калитки, заслонив от солнца глаза сухонькой ладонью, Марья Павловна искала кого-то в строю. Большой рыжий кот, вывернув наизнанку ухо, сидел на заборе.

    – Марья Павловна! До свиданья!

    Левка горячей щекой прижался к забору.

    – Мурлышечка, до свиданья!

    Сережа погладил кончик пушистого хвоста.

    Выходной день Вольки

    Волька всю зиму жил в детском саду, и только на воскресенье его брали домой. Весной его мама, Дарья Ивановна, устроилась поварихой в детском доме за городом и в первую же субботу привезла к себе Вольку. Они приехали под вечер. Солнце золотило широкую аллею, и Волькина матросская шапка с черными ленточками весело мелькала в кустах.

    Вдруг Волька остановился, широко раскрыл голубые глаза и оглянулся на мать:

    – Ребята, мама!

    На террасе большого белого дома сидели ребята. На длинных столах, покрытых голубой клеенкой, блестели белые чашки. Ребята ели творог, политый медом, и запивали его молоком. Волька подумал, что это ребята из его детского сада, и радостно замахал руками:

    – Ребята!

    Ребята вскочили.

    – Смотрите, какой мальчик! Чей это?

    Две девочки быстро нырнули под стол, вылезли с другой стороны и, прыгая по лестнице, побежали навстречу Вольке.

    А через минуту Волька уже сидел рядом с ними за столом, чинно сложив за спиной руки. А когда воспитательница Клавдия Ивановна положила ему на тарелку творог и налила чашку молока, он поднял вверх обе ладошки и, поворачивая их над головой то вправо, то влево, громко сказал:

    Молоко, молоко
    Выпивается легко.
    А творог, а творог
    Проскочить никак не мог.
    Мы помазали медком,
    Проскочил и он легко.

    И только после этого Волька принялся за еду. Он поел, вытер ладошкой молочные капельки на раскрасневшихся щеках, оглядел ребят и лукаво сказал:

    – А это не наш детский сад, это другой. Я сюда только на выходной день приехал!

    Дарья Ивановна жила в маленькой светлой комнатке, рядом с детдомовской кухней. Дарья Ивановна вставала рано. У нее было много дел по хозяйству. Нужно было пойти на скотный двор помочь молоденькой девушке Насте подоить детдомовских коров, потом получить продукты из кладовой, приготовить завтрак, нарезать ломтиками белый и черный хлеб.

    Волька встал вместе с Дарьей Ивановной. Он проснулся даже раньше матери и несколько раз подымал с подушки свою светлую, пушистую, как одуванчик, голову, а когда мать открыла глаза, сейчас же вскочил и стал одеваться. Одевание было трудное. Просовывая в петли пуговки, Волька громко сопел и тихо приговаривал:

    – Ну, полезай, застегивайся!

    Дарья Ивановна схватила сына на руки, звонко расцеловала в обе щеки, пошлепала по крепкой спинке, застегнула ему лифчик. Потом налила в таз свежей воды, ополоснула Вольке лицо, насухо вытерла полотенцем и, взяв в руку большую корзину, сказала:

    – Ну, пойдем на работу!

    На дворе еще не было солнца. От мокрой травы и свежего утреннего ветерка у Вольки покраснел нос, он поежился и просунул в теплую ладонь матери свою холодную ручонку.

    – Замерз? Ну сейчас согреешься, – сказала Дарья Ивановна.

    Они прошли на скотный двор. Там стоял большой кирпичный дом с маленькими окошками и большими дверями.

    – Это коровкин дом, – сказала Вольке мать.

    В коровнике было тепло и сухо. От светлых загородок, где стояли детдомовские коровы, пахло парным молоком, соломой и еще каким-то теплым коровьим духом.

    Веселая черноглазая Настя подхватила Вольку на руки, потрепала его за толстые щечки, подула на пушистую головенку.

    – Ах ты дуван-одуван! В гости к нам приехал! Масленок этакий! Как из-под сосенки выскочил!

    Вольке понравилась Настя: он прятался за мать, лукаво выглядывал и опять прятался, но играть Насте было некогда. Дарье Ивановне тоже было некогда. Они обе отошли к окну и стали что-то записывать в клеенчатую тетрадь. Волька заглянул за перегородку. Там на чистой подстилке из соломы лежала большая светло-шоколадная корова Милка. Не обращая внимания на мальчика, она медленно жевала сено.

    – У-у, какая! – удивленно сказал Волька и, прижимаясь к стенкам, осторожно обошел корову со всех сторон, дотронулся пальцем до мягкой шерсти, заглянул в умные и грустные глаза Милки, прикрытые прямыми черными ресницами, и глубоко вздохнул. – У-у, какая! —Потом присел на корточки подальше от длинного хвоста с кисточкой и замер, боясь пошевелиться.

    Вошла Настя в белом переднике, с чистым полотенцем и с подойником. Корова повернула голову, радостно замычала и тяжело поднялась на ноги. Волька испугался, попятился к двери.

    – Сиди, сиди! Она смирная, – сказала Настя.

    Волька вернулся.

    Настя обмыла теплой водой полное, налитое вымя Милки и, присев на скамеечку, начала доить, ласково приговаривая:

    – Я тебе травушки изумрудной, зелененькой, я тебе пойлица густого да жирного, хлебушка свежего, сольцы крупитчатой, а ты мне, голубушка, молочка хорошего на маслице свежее, на густые сливочки. – Голос у Насти был певучий и нежный.

    Струйки молока, сбегая в подойник, журчали, как тихая музыка; Милка стояла смирно и, повернув к Насте голову, слушала. Волька, сидя на корточках позади Насти, тоже слушал и шевелил губами, повторяя про себя ее слова. Потом ресницы у него сонно захлопали, и, чтобы не заснуть, он изо всех сил таращил глаза.

    Струйки молока делались все тоньше, потом журчание их сразу прекратилось. Волька вскочил, заглянул в подойник и сказал:

    – Пена... А где молочко?

    – А молочко под пеной. Вот процежу – выпей тепленького. Коровки свежую траву едят, сладкое молочко, душистое... А Милка у нас самая лучшая корова, рекордистка.

    Молоко действительно было сладкое и душистое. Волька выпил целую чашку и пошел с матерью в кладовую. В кладовой высокий старик Дмитрий Степанович не спеша отвешивал продукты. Он клал на большие весы буханки черного хлеба, потом белые батоны, потом крупу, сахар, масло. Волька внимательно смотрел, как двигается по каким-то черточкам железка, – весы опускаются вниз, а Дмитрий Степанович записывает что-то в тетрадь.

    – Снимайте.

    Дарья Ивановна с Настей укладывают продукты в корзину и уносят на кухню.

    Из кладовой Волька долго не уходил. Когда Дмитрий Степанович отвернулся, он встал на весы, подвигал железку и тихонько сказал:

    – Два кило двадцать.

    – Чего двадцать? – усмехнулся Дмитрий Степанович.

    Волька склонил набок голову и застенчиво улыбнулся:

    – Крупы.

    – Крупы? В тебе? Много ж ты, брат, каши съел! – Дмитрий Степанович поправил на толстом носу очки и добавил: – Видно, хорошим работником будешь!

    Волька вдруг поднял палец и к чему-то прислушался. Во дворе громко мычали коровы.

    – Коровы песни поют! – радостно крикнул он и бросился к порогу.



    Зарядку Волька делал вместе с ребятами. Пристроившись в конце младшей группы, он старательно делал все, что показывал большой мальчик с красным галстуком.

    – Молодец, Волька! – хвалили его ребята.

    Завтракал и обедал Волька тоже с ребятами за общим столом на террасе. Все наперерыв звали его сесть рядом, но Клавдия Ивановна сказала:

    – Пусть сядет там, где сидел вчера.

    И Волька послушно уселся на вчерашнее место.



    После обеда Волька крепко спал. Его разбудили ребята. Они стояли посреди двора с корзинками и тихо разговаривали с Дарьей Ивановной.

    – Дарья Ивановна, дайте нам Вольку! Мы с ним в лес пойдем за ягодами.

    – Пойду! Пойду! – закричал из кроватки Волька.

    Девочки дали ему маленькую корзиночку.

    В лесу пели птицы. Все казалось Вольке в легком зеленом свете, и как ни запрокидывал он голову, за ветками и листьями не видно было неба. А внизу была густая трава, она цеплялась за ноги, и Волька падал. Падать было мягко и весело. Ребята бросались подымать Вольку, а он нарочно падал и звонко смеялся.

    Потом одна девочка крепко взяла его за руку и сказала:

    – Не балуйся. Пойдем лучше ягоды искать!

    А другая девочка спросила:

    – Ты знаешь, Волька, какая земляника?

    – Красненькая и сладкая, – сказал Волька и причмокнул языком.

    Под большими пнями в густой траве закраснели ягоды.

    – Сюда, сюда, Волька! – кричали вокруг ребята. – Разгребай руками траву, смотри, вот она, ягодка!

    Волька потоптался на одном месте, присел на корточки. Несколько рук совали ему в рот ягоды, он отбивался и кричал:

    – Я сам! Я сам!

    – Ребята! Пусть сам. Он сам хочет сорвать.

    Волька шарил в траве, а ребята стояли вокруг и громко радовались, когда он находил ягоду.

    Щеки у Вольки раскраснелись, рот, измазанный красным соком, улыбался, голубые глаза удивленно и радостно смотрели вокруг.

    По дороге домой ребята по очереди несли его, складывая руки «креслицем». Волька болтал ногами и без умолку говорил о ягодах, о больших весах Дмитрия Степановича, о птичках и деревьях... А потом замолкал и, склонившись на чье-нибудь плечо, издавал вдруг длинное и нежное мычание.



    Вечером в детском доме был вечер самодеятельности. Волька сидел в первом ряду с Дарьей Ивановной и Настей. Дмитрий Степанович тоже пришел послушать, как выступают ребята. Они пели песни, читали стихи, плясали. Клавдия Ивановна вдруг сказала:

    – А Волька, наверно, тоже знает какую-нибудь песенку или стихи. Скажи нам, Воленька!

    Дарья Ивановна тихонько подтолкнула Вольку.

    – Ну, скажи, сыночек, что знаешь!

    Волька боком полез на сцену. Клавдия Ивановна подняла его и поставила на середину. В зале стало очень тихо. Все ждали.

    Волька постоял, подумал. Потом вдруг присел на корточки и затянул нараспев тонким комариным голоском:

    – Я тебе травушки изумрудной, зелененькой, я тебе пойлица густого да жирного, хлебушка свежего, сольцы крупитчатой, а ты мне, голубушка, молочка хорошего на маслице свежее, на густые сливочки.

    В зале все зашевелились. Ребята полезли на стулья, чтоб лучше видеть маленькую фигурку на сцене. Потом все захлопали, захохотали, зашумели:

    – Еще! Еще!

    Черноглазая Настя, звонко хохоча, вытирала кончиком платка слезы. Волька, сидя на корточках, улыбался со сцены смущенной и радостной улыбкой.



    На другой день утром Дарья Ивановна сказала, что выходной кончился, и отвезла Вольку в детский сад. Ребята пробовали просить ее оставить сынишку хоть на недельку, но она решительно отказала:

    – Нельзя, нельзя! У него своя работа. Он в детском саду и лепит, и рисует, и музыке учится, а дача у них в Сокольниках не хуже нашей. Вот на выходной день опять я его возьму.

    Ребята долго смотрели вслед Вольке. И пока на широкой аллее была видна синяя матросская шапка, они все махали руками и кричали:

    – Приезжай, Волька!

    А из-за желтых сосен доносился до них веселый, полюбившийся всем голосок:

    – В выходной при-е-еду!

    Отцовская куртка

    Куртка была черная, бархатная, карманы ее топорщились, в глубоком мягком рубчике отливали серебром круглые пуговицы. Сидела она на отцовских плечах крепко, туго обхватывая широкую грудь.

    – Папаня, а папаня! Отдай мне эту куртку. Ты, гляди, уже старый для нее, – с завистью говорил Ленька, обдергивая свой коротенький пиджачок и приглаживая вихрастую голову.

    – Я стар, а ты больно молод, – отшучивался отец.

    Ленька и правда был еще молод. Он учился в четвертом классе, но в семье был старшим. Кроме того, с ним водился соседский Генька. А Генька уже год назад кончил семь классов школы и теперь работал на селе в пожарной команде. Но пожаров в селе не было, зачастую даже дым не поднимался из труб. Шла война, и в колхозе спешили с уборкой урожая. Ленькин отец возвращался домой поздно, при свете фонаря долго возился во дворе и, озабоченно поглядывая на сына, говорил:

    – Ты, брат, гляди, приучайся к делу. Я не сегодня-завтра на фронт уйду. Большаком в семье останешься!

    – «Большаком»! – усмехался Ленька. – Стану я еще связываться! Одного Николку по затылку стукнешь, и то к матери побежит жаловаться.

    – А ты не стукай. Большак – это делу голова, а не рукам воля! Много я тебя по затылку стукал?



    В день проводов отца в избе шла кутерьма. Мать, как потерянная, хваталась то за одно, то за другое, стряпала, пекла, наспех укладывала в сундучок какие-то вещи. Отец вынимал их и отдавал ей обратно:

    – Убери. Не в гости еду.

    Увидев в руках матери бархатную куртку, он посмотрел на Леньку, усмехнулся и ласково сказал:

    – Носи, большак!

    Ленька вспыхнул и застеснялся.

    – Да куда она ему! – всплеснула руками мать. – Не дорос ведь!

    – Дорастет, – уверенно сказал отец и погладил мать по плечу. – Помощником тебе будет!

    Уложив сундучок, отец обвел взглядом просторную избу, присел на край скамьи и сказал:

    – По русскому обычаю, посидим перед дорогой.

    Мать поспешно усадила детей и села с ними рядом, придерживая рукой трехлетнюю Нюрку. Все притихли. Ленька посмотрел на отца, и горло у него сжалось.

    «Как же мы одни будем?» – подумал он, поняв вдруг, что отец действительно уезжает далеко и надолго.



    Прощались у околицы. Отец спустил с рук Нюрку и троекратно поцеловался с матерью.

    – Прости, коль сгоряча обидел когда...

    Низко, без слез, поклонилась ему мать:

    – За все, что прожито, за все, что нажито, спасибо тебе, Павел Степанович!

    Женщины подхватили ее под руки, и Ленька вдруг услышал тонкий плач с разноголосыми причитаниями.

    Лицо у отца дрогнуло. Он махнул рукой, вынул туго сложенный платок, обтер им лоб, щеки и подозвал Леньку:

    – До Веселовки проводишь меня.

    Шли молча.

    Ленька, в наброшенной на плечи отцовской куртке, размахивая длинными рукавами, то и дело поворачивал тонкую шею, чтоб взглянуть на отца. Но отец о чем-то думал и время от времени тяжело вздыхал.

    – Ты вот что... пять человек вас у матери... – Он замолчал, не находя простых и нужных слов, которые хотелось сказать сыну.

    – Ты просись к пулемету. Чуть что – сотню немцев уложишь, – озабоченно сказал вдруг Ленька.

    – Там знают куда... – рассеянно ответил отец.

    Ленька испуганно посмотрел на его круглое доброе лицо.

    – А ежели в штыковой пойдешь... – шепотом сказал он и замер, глядя широко раскрытыми глазами в лицо отца.

    – Ну-ну, – ласково усмехнулся тот.

    Ленька бросился к нему на шею:

    – Папка, вернись! Живым вернись!

    Теплыми ладонями отец оторвал от своей груди голову сына и заглянул в его глаза:

    – Мать береги.

    Мелкие капли дождя сеялись на размытую лесную дорогу. По краям топорщились голые осенние кусты. В мутных лужах мокли опавшие листья.

    Отец крепко держал за руку сына.

    – Солому внесите, а то дожди намочат... Дров заготовьте на зиму...

    Отец останавливался, крепче сжимая маленькую жесткую руку.

    – Слышь, Ленька!

    – Слышу, папаня.



    Жизнь пошла по-новому. Один человек ушел из дому, а семья осиротела. За столом пустовало место, не вздрагивали половицы от тяжелых отцовских шагов, на дворе не слышался голос хозяина. Мать постарела, осунулась, сняла с окон нарядные занавески, убрала со стола скатерть. Думая об отце, она устало покрикивала на младших детей или, сидя на лавке и покачиваясь из стороны в сторону, тихонько причитала:

    – Ушел мой голубчик, ушел мой милый...

    Ленька подсаживался к ней, неумело утешал ее, обнимал за шею:

    – Ну ладно тебе... Говори, чего делать-то, а, мамка? Воды принесть иль дров наколоть?

    Отцовскую куртку Ленька носить не стал, а аккуратно сложил рукав к рукаву, отдал матери и сказал при этом так же, как отец:

    – Убери. Не в гостях я.

    Работы у него стало много. Утром, торопясь в школу, он окидывал хозяйским глазом двор.

    «Солому внесите, а то дожди намочат», – наказывал отец.

    Солома все еще не была внесена. Скотина растаскивала ее по двору, втаптывала в грязь.

    – Николка, – кричал Ленька младшему брату, – переноси солому помаленьку! Я приду, сам докончу.

    Николка лениво почесывал затылок.

    – Кому говорю?! – кричал Ленька, хлопая калиткой.

    В школе он слушал невнимательно, нетерпеливо ждал конца урока; по стеклам барабанил дождь, в хозяйственных заботах расплывались мысли:

    «Поглядеть бы, на чердак слазить, не протекает ли крыша где...»

    Татьяна Андреевна вызывала его к доске. Ленька тер лоб и не мог вспомнить заданного урока.

    – Не выучил? – мягко спрашивала учительница.

    – Учил, – отвечал он грустно, – да перезабыл, видно.

    После школы до самого вечера Ленька возился во дворе: таскал солому, лазил на чердак, с грохотом сбрасывал оттуда доски и, вооружившись топором, полез на крышу сарая. На шум из избы выбежала мать:

    – Батюшки мои! Никак сарай разгораживает! Да ты что делаешь? Кто за тобой чинить будет?

    – Сам починю! Перепрели ведь доски-то... Новые ставить надо, – пробурчал Ленька.

    – Слезай, тебе говорю! Одних штанов передерешь бог весть сколько!

    Ленька обиженно швырнул на землю топор, сложил доски и ушел в избу.

    «На отца небось не кричала бы...»

    И тихо огрызался, когда мать выговаривала ему, что он берется не за свое дело, а вот забить в сарае дырку, чтоб не выскакивал оттуда поросенок, – это его допроситься нельзя.

    – Все только о поросенке думаешь, а что двор разваливается, так ничего?

    Ученье шло плохо. Вечером, положив голову на раскрытую книгу, усталый от хозяйских забот, Ленька крепко засыпал, и снился ему обновленный двор, с новыми крашеными воротами, где он, большак Ленька, встречает вернувшегося отца.

    А в школе, держа перед собой его тетрадку, Татьяна Андреевна хмурила густые темные брови и, пытливо глядя ему в глаза, говорила:

    – Ленишься ты, что ли? Не стыдно тебе, Леня?



    Захрустела на зубах сладкая, подмороженная рябина. Застыла обледенелая земля, вытянулись и побелели голые кусты. Ночью выпал снег. Село стало ослепительно белым, праздничным. И у Леньки на душе был праздник. Он шел с почты, пряча за пазухой нераспечатанное письмо. Это было первое письмо от отца, и Ленька торопился домой, чтобы прочитать его вместе с матерью.

    Из-за угла выскочил соседский Генька и, вытащив из-под полы что-то длинное, завернутое в мешок, таинственно сообщил:

    – Ружье достал. Зайцев стрелять пойду.

    – Зайцев?– Ленька усмехнулся.– Да их и нету нигде сейчас.

    – Нету? – Генька нагнул голову и зашептал ему на ухо: – Куда ни повернись – зайцы!

    – Дана что они тебе? – удивился Ленька.

    – Как – на что? Мясо есть будем, а из шкуры шапку сделаю!

    – Шапку? – переспросил Ленька, припоминая, что отец тоже собирался пойти на зайцев, чтобы делать ребятам шапки.

    – Ну да, шапку! – обрадовался Генька. – Что ни заяц, то шапка! Пойдешь?

    – Ну тебя... – засмеялся Ленька. – Что мне, делать, что ли, нечего? Вот от отца письмо пришло! – похвалился он, ощупывая конверт.



    В письме отец обращался к Леньке, как к взрослому, называя его большаком. Читая, Ленька кивал головой и вставлял от себя: «Ладно!»

    Он гордился, что отец доверял ему и надеялся на него. Описание первых боев, в которых уже участвовал отец, наполняло Леньку гордостью.

    «Будем бить до последнего конца», – писал отец.

    «Точно», – сжимая кулаки, отвечал ему Ленька.

    Мать слушала письмо, собрав вокруг себя всех детей. В письме отец спрашивал про каждого, называя Нюрку Анной Павловной. Анне Павловне было три года. Она чмокала пухлыми губами, терлась об юбку матери и заглядывала ей в лицо. Двух девочек-двойняшек звали в семье общим именем Манька-Танька.

    Беленькие курносенькие двойняшки всюду ходили, держась за руки, ели из одной миски, тихо играли за широкой кроватью, шепотком о чем-то советуясь друг с другом. Плакали они и смеялись тоже вместе. Стоило одной засопеть носом и всхлипнуть, как другая широко раскрывала глаза и разражалась громким плачем.

    Глядя друг на дружку, они могли часами выть на всю избу. И теперь, не сводя глаз с матери, они как будто только и ждали знака, чтобы присоединить к ее слезам свой дружный рев. Восьмилетний Николка, старший после Леньки, услышав свое имя, ежился от смущения и виновато косил по сторонам голубыми глазами.

    – Разрюмился! – презрительно бросил ему Ленька.—Только и умеешь, что хныкать.

    Он был недоволен, что Николка мало помогает ему в хозяйстве и лениво выполняет его приказания. Слушая письмо, мать всплакнула, а двойняшки залились громким плачем. Чтение было прервано; Ленька схватил обеих сестер, посадил их на колени и, топая ногами, загудел на всю избу:

    – Ду-ду-ду! Поезд идет!

    Двойняшки, подпрыгивая, стукались лбами. Плакать им было некогда. Подкинув несколько раз, Ленька поставил обеих на пол и снова принялся за чтение письма. После этого он долго ходил по избе, обдумывая все свои дела и чувствуя необходимость сейчас же, немедленно проявить себя большаком и хозяином.

    – Что ты как маятник, прости господи! – сердилась мать.

    – «Маятник, маятник»!.. – ворчал Ленька, выволакивая из-под лавки старый ящик с пыльными прошлогодними валенками. – Зима на дворе – вот что!

    – Сама знаю, что зима, – вздыхала мать, перебирая вместе с Ленькой смятую старую обувь. – Давно ли отец покупал? Не напасешься на вас!

    Ленька вытащил дратву и неумелыми руками пытался чинить перепрелый войлок.

    – Шапки у Николки нету... Прошлогодняя износилась совсем. В чем ходить будет? – задумывалась мать.

    – Найдем! – хмурился Ленька и, забравшись на печь, долго сидел, обхватив руками острые коленки.

    «Что ни заяц, то шапка, – вспоминались ему Генькины слова. – Пойти надо», – решил он, прикрывая ладонью тяжелые веки.



    На последнем уроке Татьяна Андреевна подошла к Лене и сказала:

    – После обеда зайди ко мне домой.

    Идти Леньке не хотелось. Еще на той неделе с большим трудом выволок он из сарая тяжелый ящик с гвоздями и инструментами, отобрал в сарае годные доски и отточил топор. Сделал он это потому, что в своем письме отец писал: «Кончится война... Вернутся домой люди. Сядем мы с тобой, Ленька, на трактор и промчимся мимо наших ворот в колхозное поле...»

    Ленька представил себе отца в военной одеже, гордо восседающего на тракторе, и озабоченно оглядел свои ворота... Обитые дождями доски почернели и перекосились, посредине зияла черная дыра...

    «Как же, промчишься мимо таких ворот! Починить бы их надо...» – подумал Ленька и побежал отбирать доски. Теперь уже несколько дней доски валялись посреди двора, рядом были брошены топор и рубанок, а около крыльца мокли под дождем гвозди...

    Мать, натыкаясь на ящик с гвоздями и разбросанные по двору доски, сердилась на Леньку:

    – Бессовестный! Людям пройти нельзя! На безделье дела себе ищет. Никакого покоя нет от тебя!

    Ленька молчал и не сдавался. Ходил советоваться к кузнецу, лазил с топором и гвоздями, засорял двор стружками. Отрываться сегодня от работы ему не хотелось, да и боялся он идти к Татьяне Андреевне, так как сам знал, что с учебой у него неладно. Но делать было нечего.

    И теперь, сидя в комнате учительницы на знакомом низеньком диванчике, Ленька испытывал томительное беспокойство. Школьные тетради, лежащие горкой на столе, вызывали в нем неясную тревогу. Увидев себя в круглом стенном зеркале, он испугался, поплевал на ладонь, пригладил вихрастые волосы, одернул курточку и, повернув голову, стал прислушиваться к голосу Татьяны Андреевны, которая разговаривала в кухне со своей матерью.

    Голос был ласковый, и приветствие, которым встретила Леньку учительница, тоже не предвещало ничего неприятного. Она сказала:

    – Здравствуй, Леня. Посиди минуточку.

    И все-таки беспокойство разъедало Леньку – он чувствовал себя неуверенно и, держа между колен шапку, тяжело вздыхал.

    В прошлом году в этой самой комнате они с отцом пили чай. Отец осторожно ставил на блюдце чашку и, когда Татьяна Андреевна хвалила Леньку, напускал на себя строгость, а Леньке было отчего-то смешно: он смотрел на угол с зеленой лесенкой, заставленной цветочными горшками, и думал, что было бы, если бы он, Ленька, вдруг оступился и сшиб все эти горшки на пол или поскользнулся бы на блестящем крашеном полу и сел мимо стула.

    Теперь Ленька ни о чем не думал, он сидел один и даже радовался, что отца с ним нет, так как хвалить его было не за что.

    Татьяна Андреевна вытерла полотенцем мокрые руки, присела на стул и ласково сказала:

    – Ну, теперь рассказывай, как вы там живете? Как без отца справляетесь?

    Лицо у нее было спокойное, с круглой ямочкой на щеке; когда учительница сердилась, эта ямочка исчезала, лицо делалось нетерпеливым, голос – отрывистым.

    Ребята верили, что правду она узнает по глазам, и врать ей побаивались. Если кто-нибудь начинал уклоняться и путать, Татьяна Андреевна возмущалась.

    – Ну, ну дальше? А дальше что? – гневно спрашивала она.

    А дальше оставалось только одно – говорить правду.

    Ленька хорошо знал это и, чувствуя себя виноватым, оправдываться не собирался. Но вопрос, который задала ему учительница, ободрил его. Он посмотрел на спокойную глубокую ямочку на щеке Татьяны Андреевны и, увлекаясь, начал рассказывать о письме отца, о своих домашних делах.

    Раз или два Татьяна Андреевна громко засмеялась, потом чему-то удивилась и перебила его:

    – Постой, постой... Я чего-то не поняла. Так ты чинишь ворота? Какие ворота?

    – Наши...

    – Ваши? – Татьяна Андреевна сморщила лоб. – А мать не хочет? Почему не хочет?

    Ленька покраснел, дернул носом.

    – А кто ее знает...

    Татьяна Андреевна вдруг очень серьезно и неожиданно сказала:

    – Это все хорошо. Заботиться о хозяйстве нужно...

    Она взяла Ленькину руку с черными поломанными ногтями:

    – А нужнее всего, Леня, не запускать учебу. Учиться...

    Ленька поспешно спрятал руки, растерянно поглядел на горку школьных тетрадей и, опустив голову, зажмурился.

    Но учительница не встала, не подошла к злополучным тетрадям, не вытащила из кипы одну из них с надписью: «Леонид Чистяков». Она говорила совсем не так, как он предполагал. Не бранила его, не сердилась, говорила спокойно. Она надеялась, что Леня ее поймет.

    – Один урок плохо сделан, другой... Вот и накопилось. Что-то прослушал, что-то недослушал, а подогнать трудно, и самому неприятно. А когда каждый день понемножку, петелька за петельку цепляется... – мягко говорила она. – Я, Леня, по себе знаю.

    Ленька кряхтел, соглашался. Говорить ему было нечего. У него уже накопилось много запущенных уроков. Правда. И на душе от этого тягостно, и подогнать трудно. Все правда.

    – Я налажусь, Татьяна Андреевна! Честное пионерское, налажусь! – горячо сказал он и тут же начал припоминать все, что забыл или просто не выучил.

    Потом пили чай в маленькой теплой кухоньке. В окна бился снежный ветер. Пузатенький говорливый самоварчик дышал в лицо теплым паром. Мать Татьяны Андреевны называла Леньку внучком и советовалась с ним о хозяйских делах. Он уверял ее, что ему два-три кубометра дров ничего не стоит переколоть в один день.

    Татьяна Андреевна смеялась.



    Вечером Ленька вытащил все свои книжки, разложил их перед собой, и долго видела Пелагея, как торчала над столом его вихрастая голова. Спать он лег веселый: не так уж были страшны те долги, что накопились у него за это время.

    А утром кто-то тихонько постучал в окно.

    Ленька увидел широкий Генькин нос, приплюснутый к стеклу, и выскочил на крыльцо.

    – Следы на опушке! – с таинственным видом зашептал Генька.

    Ленька кивнул головой и побежал одеваться.



    Резкий ветер продирался сквозь лес, колючей снежной крупой хлестал молодой ельник и со свистом мчался по полю, обнажая на болотах серую корку льда.

    Генька в ушанке, высоких сапогах и тулупе, туго подвязанном ремешком, согнувшись, шагал по полю, держа под мышкой ружье. Глаза его обшаривали каждый кустик. Ленька с трудом пробирался за ним. В худые валенки набился снег. Ветер трепал отцовский шарф на Ленькиной шее.

    – Есть? – нетерпеливым шепотом спрашивал он товарища.

    – За болотом они, видно, за кочками, – отвечал Генька, выпрямляясь и прибавляя шаг.

    Ленька в школу не пошел. Он решил прямо с охоты, с убитыми зайцами за поясом, прийти к Татьяне Андреевне и объяснить, почему не был на уроках.

    Светало, когда они с Генькой вышли из своих дворов. Время шло быстро. Синеватый белый день давно уже клубился над селом, а приятели все еще в напрасных поисках кружили по полю. Морщась от резкого ветра и закрывая варежкой лицо, Ленька тяжело плелся за товарищем. Между кочками, покрытыми прошлогодней осокой, под тонким ледком стояла мутная вода. Из-под Генькиных сапог она вместе со стеклышками льда выплывала наверх. Ленька, прыгая с кочки на кочку, оступился и попал ногой в Генькин след. Острая ледяная струя охватила пальцы, в коленках заломило. Ленька вытащил из валенка ногу, стянул мокрый носок и безнадежно оглянулся: домой бы, на печку. Пальцы ныли от холода. Ленька беспокоился и думал: «Может, врет Генька! Что он в охоте понимает? Отец и тот один не ходил, а все, бывало, с колхозным пастухом... Посоветоваться бы с кем, как их, зайцев-то, стрелять, да боязно: скажут матерям и ружье отымут...» Ленька остановился.

    – Слышь, Генька... Обмерз я совсем. Может, ты все наврал про зайцев-то?

    Но Генька не врал. Что-то грязно-белое вдруг пушистым комочком подпрыгнуло за кустом. Ленька увидел прямые острые уши и, забыв обо всем, схватил Геньку за руку. Генька с размаху плюхнулся прямо в болото. Заяц высоко подбросил ноги и мгновенно исчез. У Леньки зарябило в глазах.

    – Стреляй, что ль! – с отчаянием крикнул он.

    – В кого? – Генька с досадой плюнул в сторону. – Ушел проклятый...



    Домой шли мимо школы. Ленька молчал и едва волочил ноги. Генька, несмотря на упущенного зайца, торжествовал:

    – Говорил я тебе, есть зайцы! Поймаем!

    Времени у Геньки было достаточно. В пожарке по-прежнему работы не было.

    – Не сегодня-завтра все зайцы наши будут!

    Кареглазый румяный парнишка с сумкой под мышкой вышел из школы и подбежал к Леньке:

    – Тебя Татьяна Андреевна спрашивала... Ты где был?

    – Где был, там нету, – еле двигая синими губами, ответил Ленька. – На печи не сидел небось...

    Генька хвастливо повертел в воздухе ружьем.

    Егорка свистнул, оттопырил нижнюю губу и покачал головой.

    – Шатаетесь?—как бы с сожалением сказал он.

    Ленька вскипел:

    – Это ты, может, шатаешься! У меня семья на шее!

    Егорка с любопытством взглянул на него.

    – Обмерз ты... – вместо ответа сказал он и, повернувшись, зашагал в другую сторону.

    На пороге своей избы Ленька лицом к лицу встретился с матерью.

    – Батюшки! Побелел весь! Бродяга этакий! Шарф на тебе колом стоит!

    – Иди ты еще! – грубо ответил Ленька, отстраняя ее. – Отстань от меня!

    В избе пахло свежеиспеченным хлебом.

    На горячей печке, укрывшись с головой тулупом, Ленька лежал и слушал, как мать горько жаловалась Николке:

    – При отце все – дети. А без отца все – хозяева. На одно слово – два. На два – двадцать два!

    Ноги саднило. Пальцы распухли и горели. Ленька вспомнил, как в прошлом году в метель и завируху отец ходил в соседнее село за валенками. Ждали его к вечеру, а вернулся он только под утро. Бросил на лавку мешок, долго стучал ногами, тер снегом отмороженные щеки.

    – Заблудился... Метель закружила. Погляди там валенки, мать!

    «Достал все-таки, – подумал Ленька. – Эх, убежал заяц! Неужели еще идти?» Голова тяжело опустилась на подушку. В сонных глазах потянулось длинное мерзлое поле... Страшно и зябко было вспоминать о нем.



    На другой день Ленька встал рано и побежал в школу, чтобы еще до уроков встретить Татьяну Андреевну и объяснить ей все. Он ждал ее и волновался. Но Татьяна Андреевна пришла к самому звонку, и объяснение с ней вышло короткое и совсем не такое, как думал Ленька.

    – Почему ты не был вчера в школе? – спросила учительница, останавливаясь у Ленькиной парты.

    Ленька раскрыл рот, но говорить при ребятах ему не хотелось.

    – Я потом... – прошептал он, глядя на Татьяну Андреевну виноватым и умоляющим взглядом.

    Ее лицо вдруг стало строже: темные полоски бровей сошлись у переносья, ямочка на щеке исчезла.

    Тогда, испугавшись, Ленька тоскливо выдавил из себя случайно подвернувшиеся слова:

    – Дельце тут одно было... для ребятишек...

    – Заболел кто-нибудь? – участливо спросила Татьяна Андреевна.

    – Не заболел, а... – Ленька замялся. Потом, наспех припоминая, что хотел сказать учительнице с глазу на глаз, забормотал: – Не заболел, а погода... зима стоит...

    Татьяна Андреевна, вскинув брови, смотрела на него с удивлением.

    Ленька почувствовал ее недоверие и смутился окончательно.

    – На болоте они... зайцы-то...

    Кто-то громко фыркнул. Татьяна Андреевна гневно обернулась к классу. Ребята обеими руками затыкали себе рты и беззвучно тряслись от хохота.

    – Леня! – мягко сказала Татьяна Андреевна. – Я не понимаю, что с тобой? Объясни мне толком.

    Ленька стоял перед ней красный, бросая исподлобья злые, упрямые взгляды на ребят. Губы его были крепко сжаты, он молчал. Татьяна Андреевна ждала. В классе наступила тишина. И вдруг поднялся Егорка. Его круглое лицо выражало и досаду, и сочувствие к растерявшемуся товарищу.

    – Скажи правду – и к стороне, – дружески кивнул он головой.

    Ленька оторвался от парты.

    – Я не вру! – крикнул он, тяжело дыша.

    – Не врешь? – медленно переспросил Егорка. – А с пожарным Генькой где шатался?

    Ленька побелел. Веснушки желтыми пятнами проступили на его щеках.

    – А... ты вот что! «Шатался»! – крикнул он и рванулся к Егорке.

    Татьяна Андреевна положила руку на его плечо.

    – Довольно! – сказала она.

    Ленька испуганно посмотрел ей в глаза.

    – Я до сих пор верила тебе, Леня. – Она сняла руку с его плеча и отошла.

    Ленька в смятении хотел броситься за ней, остановить ее, но ноги его приросли к полу, и, когда Татьяна Андреевна была уже около стола, он с отчаянием крикнул:

    – Я зайцев ходил стрелять!

    Тишина в классе прорвалась взрывом дружного смеха. И, поняв, что произошло что-то нелепое и безнадежное, Ленька тяжело опустился на парту. Ему не хотелось больше оправдываться. Все равно ему никто не поверит. Он сидел, облокотившись на спинку парты, макал в чернильницу промокашку и мазал чернилами ногти. Ребята фыркали, переглядывались.

    Но Татьяна Андреевна не замечала Леньки и не интересовалась его поведением. Она объясняла урок обычным, ровным, спокойным голосом.



    Вечером к матери забежала соседка Паша.

    – Хоть обижайся, хоть не обижайся, а прямо тебе скажу, Поля, распустился твой парень, дальше ехать некуда, – тараторила она, дергая на шее концы платка. – Нынче мой из школы пришел, рассказывал, как Ленька перед учительницей осрамился!

    – Батюшки! – испугалась Пелагея и, опустив голову на руки, заплакала. – Одна я, одна... И помочь-то мне некому.

    – Некому, некому! – торопливо подтвердила Паша. – Не помощник тебе твой парень, прямо скажу.

    Мать, глядя перед собой усталыми, заплаканными глазами, тихо жаловалась:

    – Что день, что ночь – болит душа...

    – Болит, болит! – точно обрадовалась Паша. – И за самого болит, и за мальчишку болит.

    Плач матери Ленька услышал еще в сенях и, не отряхивая с валенок снега, ввалился в избу.

    – Мам!..

    Он вопросительно посмотрел на Пашу.

    Она вытерла двумя пальцами губы.

    – Себя спрашивай... – и, повернувшись, со вздохом вышла.

    Ленька подошел к матери. Ему хотелось рассказать ей все, что произошло с ним в школе, пожаловаться на ребят, на Егорку, но она тихо плакала, отвернувшись от него; в Пашиных словах он чувствовал какое-то обвинение и не решался спросить. И только, охваченный жалостью, робко повторял:

    – Мам... мам...

    – Погоди... Найдется на тебя управа. Все отцу напишу, – неожиданно сказала мать.



    Забившись на печь, Ленька сочинял отцу письмо. Слова подбирались жалостные: «Все на меня, папаня, нападают, а я старался, чтоб по-хорошему было...»

    Он достал из тетради чистый лист, присел к столу и, опершись на локоть, слушал сонное дыхание матери, посапывание сестер и храп Николки. К ночи все события смешались у него в голове, он даже хорошо сам не знал, что с ним случилось. Вспоминался почему-то чай у Татьяны Андреевны за чистым уютным столом, вспоминалось длинное мерзлое болото, прямые заячьи уши, а над всем этим – доброе озабоченное лицо и большая теплая отцовская рука.

    «Я, папаня, не могу большаком быть. И ты на меня не надейся...»

    Ленька вытер ладонью глаза и положил перо. Получит отец письмо. Холодно в землянке. Страшно. Кругом враги. И письмо от сына нерадостное. Обещал Ленька быть большаком и обманул. Там, в лесу, обещал и обманул!

    Ленька торопливо обмакнул перо в чернила и жирной чертой три раза перечеркнул написанное.

    «Стараюсь я, папаня, как могу. Обо мне не думай. Я все стерплю...»

    Ленька прочитал эти строчки, снова зачеркнул их, достал новый лист бумаги и написал по-другому:

    «Живем мы, папаня, хорошо...»

    И, бросив ручку, полез на печь. Закрывшись рукавом, он горько заплакал: «Некому и сказать-то о себе, пожаловаться некому...»



    Ленька не ходил в школу. С утра он брал свою сумку и бежал к Геньке. По дому он тоже ничего не стал делать, а когда мать уходила в колхоз, он слонялся из угла в угол, забавлялся с Нюркой. Пробовал от безделья учить двойняшек. Учеба эта кончалась визгом на всю избу.

    – Ты Маня, а ты Таня – вот и нечего вам под одним именем ходить. Садись одна палочки писать, а другая картинку красить!

    Двойняшки отчаянно цеплялись друг за дружку.

    – Пускай вместе они! Пускай вместе! – заступался за них Николка.

    – Уйди! Что, они всю жизнь за ручку ходить будут? Уйди, не мешай лучше!

    Николка жаловался матери, и мать обрушивалась на Леньку:

    – Всех ребят перемутил! Бессовестный этакий! Игру какую нашел себе!

    Ленька уходил, обиженно хлопая дверью.

    «Ладно! Отец сам меня над ними назначил! Приедет – все расскажу!»

    Ладу в семье не было. Ленька все чаще и чаще загуливался до позднего вечера. Возвращаясь, он боязливо поглядывал на свой двор, опасаясь встречи с Татьяной Андреевной.

    Татьяна Андреевна действительно пришла к Пелагее. Узнав от учительницы, что Ленька не ходит в школу, Пелагея растерялась, покраснела и, путаясь в ответах, выгораживала сына:

    – Помогает он мне по дому... детишки малые... Не управляюсь я одна с ними!

    Учительница качала головой:

    – Неправа ты, Пелагея. У всех детишки, а учатся все.

    После ухода учительницы мать плакала, упрекала Леньку, а он отмалчивался и горько думал о своей жизни: все напасти сразу свалились на него. Ничего поправить уже нельзя, везде ему стыдно и нехорошо, и сам он ходит обиженный и злой на всех. И ни с того ни с сего реветь ему хочется от такой жизни.

    Так и сяк обдумывая свои дела, Ленька не видел другого выхода, как только явиться к Татьяне Андреевне с убитыми зайцами и тем самым доказать ей, что не лгал он тогда в классе и не шатался зря. Этими же зайцами думал он наладить свои отношения с матерью и показать ей, что не пропащий он человек, а большак, хозяин – для семьи старается. Вместе с Генькой ходил он в лес ставить силки, лазил по сугробам, но зайцы не попадались.

    – Под вечер ходить надо, – уверял Генька.



    В воскресенье Пелагея собралась в лес за хворостом.

    – Пойдем, Ленюшка, а то на гору не втащить мне одной.

    – Николку бери, – ответил Ленька.

    В этот день он снова сговорился с Генькой идти на зайцев. Генькино ружье было заряжено крупной дробью, а заячьи следы, по словам Геньки, прошили весь лес.

    – Куда ни ткнись – везде зайцы! Только сейчас и стрелять их!

    Пелагея не взяла Николку. Он остался с младшими детьми – на Леньку мать уже не надеялась.

    Повязав голову платком, она впряглась в длинные санки и вышла со двора.

    Под вечер Ленька и Генька, измученные лазанием по глубоким сугробам, голодные и злые, возвращались домой. К ночи крепкий мороз туго стянул землю. Дорога шла в гору. Голубые, накатанные санями колеи круто поднимались вверх и исчезали в лесу.

    Шли молча. Генька чувствовал себя виноватым, но не сдавался, вертел головой и про каждую ямку в снегу говорил:

    – Заяц сидел... его след!

    Вдруг Генька увидел большое дупло в старом дубе.

    – Вот откуда выслеживать надо! – обрадовался он. – Пойдем?

    И, не дожидаясь ответа, шагнул в сугроб. Ленька, набирая полные валенки снега, полез за ним. Дупло было просторное, стенки его обуглились и пропахли дымом. У самого входа был кем-то сложен валежник. Мальчики присели на него.

    – Тут один от волков прятался. Всю ночь костер жег, – сообщил Генька.

    – Врешь все, – недоверчиво усмехнулся Ленька. – То зайцы, то волки... – Он вдруг прислушался. На дороге скрипел снег.

    Генька выглянул и, легонько свистнув, попятился назад.

    – Прячься! Прячься! Мамка твоя идет!

    Ленька посмотрел на дорогу. Натянув на груди веревки, Пелагея, нагнувшись всем телом вперед, медленно волокла в гору санки с хворостом. Ноги ее скользили, платок съехал с головы, и влажные волосы покрылись инеем. Она часто останавливалась, с трудом переводя дыхание.

    Ленька невольно рванулся к ней, но Генька крепко вцепился в его рукав:

    – Дурак! Тебя же ругать будет! Она небось злая сейчас. Они все такие, матери-то. Чуть что потруднее, так сейчас злые делаются. И на нас нападают. Моя тоже такая.

    Ленька опустил голову и слушал удаляющийся скрип полозьев. Скрип был неровный: то затихающий, то резкий. Леньке казалось, что он слышит трудное дыхание матери. От волнения он и сам дышал глубоко и тяжко.

    «Не довезет... Слабая она...» – вертелось у него в голове. Но руки были опущены, онемевшие ноги не двигались.

    И только когда фигура матери черной точкой исчезла в синих сумерках, он поднял голову и повернулся к Геньке:

    – Пропади ты пропадом со всеми твоими зайцами! В последний раз я с тобой шатался!



    Прошло несколько дней, Ленькино место в классе все еще пустовало. Это пустое место сразу бросалось в глаза Татьяне Андреевне, когда она входила в класс. Ее сердило и тревожило отсутствие ученика. Она припоминала свой разговор с Ленькой дома, потом – неприятное объяснение в классе. Одно как-то не вязалось с другим, и Татьяна Андреевна, пожимая плечами, грустно говорила себе: «Не понимаю». Было очевидно, что Ленька не хочет и боится с ней встретиться.

    Она пробовала узнать что-нибудь от ребят, но и они говорили разное:

    – Матери помогает...

    – С Генькой шатается...

    Татьяна Андреевна позвала к себе Егорку. Егорка ничего не знал. Он рассказал только про последнюю встречу с Ленькой, когда тот возвращался с неудачной охоты.

    – И чего шатался? – простодушно сказал он. – Обмерз весь... Семья, говорит, большая. А сам с Генькой на зайцев ходит.

    – На зайцев?

    – Ну да! С ружьем ходит. Все ребята их видели!

    Татьяна Андреевна задумчиво посмотрела на Егорку.

    – Мне все это узнать надо.

    – Я к нему не пойду, – насупился Егорка. – Я тогда про него сказал, он на меня злится теперь.

    Татьяна Андреевна села на диванчик и вздохнула. Егорка тоже присел на кончик стула и поглядел на учительницу круглыми карими глазами.

    – Ведь он не ходит в класс! – почти выкрикнула Татьяна Андреевна. На щеках ее вспыхнули красные пятна.

    Егорка вскочил. За эти пятна на щеках учительницы он решил хорошенько поквитаться с Ленькой.

    «Вот я ему дам по шее», – подумал он про себя.

    – Да вы не беспокойтесь, Татьяна Андреевна! Не беспокойтесь!

    Татьяна Андреевна рассердилась:

    – Что ты мне все твердишь: «Не беспокойтесь»! Я тебе говорю, что в классе, там, где сидел твой товарищ, пустое место! А ты мне повторяешь: «Не беспокойтесь, не беспокойтесь»!

    Егорка раскрыл рот, но Татьяна Андреевна продолжала:

    – А если у тебя в семье за столом нет сестренки или братишки, который должен сидеть тут, рядом с тобой, то ты не беспокоишься?

    – Так ведь он жив... – робко начал Егорка. – И не болеет, слышно...

    – «Слышно»! – рассердилась Татьяна Андреевна. – А что еще тебе слышно?

    Егорка потупился.

    – Я с ним не дружу, – сказал он.

    – Не дружишь? – протянула Татьяна Андреевна. – Тогда конечно... Тебе безразлично... Пускай болеет, пускай умирает, пускай неучем остается...

    Егорка молчал.

    – Ведь четыре года вы в одной школе вместе сидели. Что же это, по-твоему, ничего не значит? Научу я вас когда-нибудь быть людьми?

    Егорка потянул к себе шапку.

    – Ребят с собой возьми. Помогите там по хозяйству – может, не справляется он один... Да не говори, что я послала тебя, – провожая его, сказала Татьяна Андреевна.



    Ленька похудел. На щеках его обозначились скулы, подбородок заострился. Когда, втянув голову в плечи, он проходил по двору или, подперевшись руками, сидел за столом, Николка спрашивал у матери: «Что это он тихий такой?»

    После встречи с матерью в лесу Ленька перестал бегать из дому. Он вставал рано, гремел ведрами, наполнял водой кадку и следил за каждым шагом матери, внимательно примечая все, что она делает, и удивляясь тому, что никогда не замечал раньше, сколько у нее работы. Часто, когда мать клала руки на поясницу и с трудом разгибала спину, он подбегал к ней и испуганно говорил:

    – Сядь! Сядь!

    А она, вместо того чтобы жаловаться, растроганно отвечала:

    – Да не устала я, милок... Ничуточки не устала...

    И гладила Леньку по щеке жесткой от работы ладонью.

    По ночам мать тяжко вздыхала. Ей не давало покоя, что Ленька отбился от школы. Она пробовала заговаривать об этом, но Ленька молчал, съеживался и озлоблялся. Тогда мать пыталась хитрить с ним и иногда утром, искоса поглядывая на сына, говорила:

    – Батюшки! Время-то, время-то бежит! Девятый час, поди... – и клала перед ним сумку с книгами.

    Ленька подходил к окну и, забывшись, смотрел на улицу. Из всех дворов выбегали школьники. Ленька барабанил по стеклу пальцами, хмурился, о чем-то думал про себя, но в школу не шел.

    – Сынок! – окликала его мать.

    Ленька вздрагивал, как человек, застигнутый врасплох.

    – Сходил бы ты к Татьяне Андреевне, сынок. Повинился бы ей по-хорошему.

    – Не в чем мне виниться, – сурово отвечал Ленька и, чтоб прекратить разговор, выходил из избы.

    «Выгонит он нас», – тревожно думал Егорка, шагая по улице с соседскими ребятами, Степой и Митрошей. Митроша был рослый и крепкий. Степа – тонкий и длинный.

    Егорка – приземистый и круглолицый. Все трое были неразлучными друзьями и всюду являлись вместе. Зная наперечет семьи фронтовиков, они заходили к ним как свои люди и деловито принимались за работу: кололи дрова, носили воду, перебирали вместе с хозяйками проросшую картошку и, уходя, говорили:

    – Если что надо, гукните в школу, мы сразу и придем!

    С первого дня войны Митроша, Степа и Егорка вывешивали в колхозной избе-читальне сводки. Переписывали они их крупными печатными буквами и заканчивали всегда одними и теми же словами: «Да здравствует непобедимая Красная Армия!»

    Все село знало и любило этих ребят, и везде чувствовали они себя желанными гостями, но сегодня, идя к Леньке, Егорка хмурился и молчал – кажется, ни за что не пошел бы он к Чистяковым, если б не Татьяна Андреевна.

    Ленька был дома. Он сидел за столом, а мать стояла у печи и, глядя на огонь, вспоминала последнее письмо отца. Было оно писано чужой рукой и послано из какого-то госпиталя. Отец ни на что не жаловался и только короткой припиской сообщал, что малость вышел из строя и лежит в госпитале.

    Дверь с шумом хлопнула, и в избу ввалилось трое ребят. Ленька поднял голову и увидел Егорку. Егорка снял шапку и оглянулся по сторонам.

    – Мы к тебе, тетя Поля! – улыбаясь, сказал он и поправил за поясом топор. – Вишь, ребята по работе соскучились! Не помочь ли чего по мелочи? Здорово, хозяин! – кивнул он растерявшемуся Леньке.

    Пелагея поставила ухват и заволновалась:

    – Ишь ты... Скажи пожалуйста... Да кто же это вас прислал-то?

    – Мы сами по себе! – весело сказал Егорка.

    – Сами сознательные! – буркнул от двери Митроша, подпирая головой притолоку.

    Тонконосый длинный Степа вытащил записную книжку и важно сказал:

    – Ну, в чем тут нужда? Говори, тетя Поля! Я заявление могу от тебя написать! И сам в район его отнесу!

    – Что ты, что ты! – замахала руками Пелагея. – Зачем людей зря тревожить? Время военное. Не мы одни!

    Митроша потянулся и потер варежкой нос.

    – К делу! Спрашивай, Егорка!

    – Чего спрашивать? Сперва снег с крыши скинем – больно много снегу этой зимой... А там, глядишь, и еще какая работенка найдется. – Егорка дружески кивнул Леньке. – Пошли во двор! Лопаты давай!

    – Вот-вот... – заторопилась вдруг Пелагея. – Когда б вы мне сарайчик починили: поросенок у меня там в дырку выскакивает. Вот кабы починили – не набегаюсь я за ним...

    Ленька бросил на мать сердитый взгляд, надел тулуп и вышел из избы. Сердце его кипело обидой на мать, на ребят, на Егорку. Больше всего на Егорку, державшего себя как ни в чем не бывало. Он не знал, что Егорка, выполняя мудреное задание Татьяны Андреевны, чувствует себя неуверенно и старательно прячет эту неуверенность. Оба исподтишка следили друг за другом. Ленька с ненавистью смотрел, как Егорка, весело насвистывая, подошел к сарайчику, вытащил старые тряпки, которыми Пелагея затыкала большую дыру в стене, шлепнул по носу выглянувшего оттуда поросенка и сказал:

    – Хрюшка-то у вас небось по всему двору бегает?

    – Выскакивает, выскакивает! – снова подтвердила Пелагея.

    Егорка вытащил из сарая доску, повертел ее в руках, примерил и стал обтесывать.

    – Гвозди есть?

    Ленька пошел в кладовку. Железная крыша трещала под Митрошиными сапогами, по двору сновала длинная фигура Степы, от сарайчика доносились веселое посвистывание и стук топора. Сердце у Леньки сжималось от стыда и обиды, что на его дворе хозяйничают непрошеные гости, тогда как ему, Леньке, ничего бы не стоило сделать все это самому. Он долго копался в ящике с гвоздями и горько повторял:

    – Приедет отец – все расскажу!

    Митроша вытащил из-под снега промерзшие бревна.

    – На починку они тебе не пойдут, – постукав топором по гнилому стволу, сказал он Леньке. – Давай матери на дрова изрубим!

    Стиснув зубы, Ленька в сердцах схватил топор и всадил его в бревно. Митроша молча вытащил топор и бросил его на крыльцо.

    – Пилу давай!

    Окончив работу, мальчики полезли на крышу и потом долго топтались на дворе, отряхивая с валенок и полушубков снег.

    – Да, тяжело тебе... Такая семья не шутка, – протянул Егорка, поглядывая на Леньку.

    В горле у Леньки заклокотало от злости, и, захлебываясь словами, он хрипло забормотал:

    – Моя семья! И никому до нее дела нет! Я большак! Отец меня сам назначил! Сам я и справлюсь здесь!

    Он задохнулся и обвел взглядом ребят.

    – Справишься так справишься! – безразлично сказал Митроша, хлопая мокрыми варежками. – Пошли, что ли!

    Степа косо поглядел на Леньку, обидчиво дернул носом, спрятал в карман записную книжку и шагнул за Митрошей.

    – А за помощь... спасибо! – бросил им вслед Ленька.

    Егорка облокотился на перила крыльца.

    – Ступайте! Я приду потом, – кивнул он ребятам.

    Ленька вызывающе посмотрел на него.

    – Это ты правильно сделал, – сказал вдруг Егорка.

    – Чего? – удивился Ленька.

    – Я и сам не люблю, когда мне помогают, – не отвечая на его вопрос, задумчиво сказал Егорка. Он прищурился и помотал головой. – Смерть не люблю!

    – А ко мне пришел? – с упреком спросил Ленька.

    – Я пришел... – замялся Егорка и посмотрел на Леньку. – Ты вот все... на охоту ходишь.

    – На охоту? – переспросил Ленька и, засунув руки в карманы, поглядел на товарища сверху вниз. – На зайцев хожу! А тебе что?

    «Увязаться за мной хочет!» – подумал он про себя.

    – А не ловятся зайцы-то? – тихо и неуверенно спросил Егорка, чувствуя, что не с того начал и не так ведет разговор, как нужно.

    – Ничего! – хвастливо сказал Ленька и, увлекшись, начал рассказывать о своих похождениях. Рассказал и про заячьи уши, которые он чуть руками не схватил, и про силки с зайцами.

    Егорка слушал его с улыбкой, щурясь на белый снег; он думал о Татьяне Андреевне: «Что ей скажешь? Зря ведь шатается...» Ему стало жалко Леньку. Он прервал его на середине рассказа и нетерпеливо спросил:

    – Да на что тебе зайцы-то? На что!

    – Как на что? – опешил Ленька. – Ведь семья у меня! Что ни заяц, то шапка! Я в тот раз ноги отморозил – думал, пропаду вовсе, – неожиданно для себя пожаловался он. – Болото... Ветер в ушах свистит... – Он поежился. – Вот так-то и отец, бывало...

    Егорка вспомнил, как встретил у ворот школы посиневшего, промерзшего Леньку. Он заволновался:

    – Брось ты это... зайцев своих! Не доведут они до добра! Ведь ты в школу не ходишь!

    – А я в школу и не пойду, —твердо сказал Ленька.

    – Почему? – удивился Егорка.

    – Из-за тебя не пойду, из-за ребят не пойду, из-за Татьяны Андреевны не пойду! – неожиданно со злостью выпалил Ленька.

    Егорка смотрел на него испуганными глазами.

    – Татьяна Андреевна не верит мне... Думает – гуляю, шатаюсь... – Голос у Леньки дрогнул. – Никто жизни моей не знает!

    Егорка схватил товарища за рукав и, забыв предупреждение учительницы, быстро заговорил:

    – Татьяна Андреевна сама меня послала. Жалеет она тебя, беспокоится. Я ведь не сам пришел...

    Ленька выдернул свой рукав и отвернулся.

    Егорка тронул его за плечо.

    – Ты на меня не сердись. Я ведь тогда в классе по дружбе...

    Ленька молчал, сглатывая слезы.



    Егорка пришел к Татьяне Андреевне взволнованный. Из его сбивчивого рассказа выходило так, что не ходит Ленька в школу не потому, что заленился, а потому, что она, Татьяна Андреевна, не верит ему больше. А на зайцев ходил он потому, что ребятам нужны шапки. А зайцы все равно не словились, и только намучился с ними Ленька.

    – Сказал: «Не пойду в школу», а сам заплакал.

    Егорка замолчал и добавил с тяжелым вздохом:

    – Никто жизни его не знает...

    Татьяна Андреевна посмотрела на его доброе огорченное лицо и встала.

    – Ну иди! Спасибо тебе.

    Егорка широко раскрыл глаза и не двинулся с места.

    – Как же... с Ленькой-то?

    Он хотел еще что-то сказать, но Татьяна Андреевна замахала руками:

    – Иди, иди!

    Он хмуро и укоризненно посмотрел на нее: «Четыре года учила его... А случись что-нибудь...» И вышел с тяжелым чувством обиды за товарища: «Ничего, Ленька, сами обдумаем!»

    Татьяна Андреевна надела шубку, схватила платок и остановилась. «Я до сих пор верила тебе, Леня!» – вдруг отчетливо вспомнила она свои слова. И перед ней сразу встало испуганное, умоляющее лицо Леньки, вспомнился его отчаянный крик, который вызвал смех всего класса: «Я зайцев ходил стрелять!»

    Он испугался, что она не верит ему больше.

    Татьяна Андреевна вдруг поняла: «Я не осталась с ним, не узнала, не расспросила... Я ничего не сделала!»

    Завязывая на ходу платок, учительница почти бежала по длинной деревенской улице...

    А в избе шло тяжелое объяснение.

    Расстроенный приходом ребят, Ленька надрывно кричал матери:

    – Я бы сам тебе все починил! Я не отказывался! Я вон в школу из-за вас не хожу!

    Татьяна Андреевна остановилась в сенях и прислушалась.

    – Из-за вас! Из-за вас! Все ноги себе отморозил! Вруном перед Татьяной Андреевной сделался... А она тоже на меня сердится... Если бы пришел к ней с зайцами, может, поверила бы...

    Татьяна Андреевна отворила дверь. Ленька, уронив голову на край стола, плакал громко и жалобно. Пелагея, опустив руки, стояла над ним молчаливая и испуганная. Татьяна Андреевна бросилась к Леньке:

    – Тише... тише... Я не сержусь. Я верю тебе...

    Ленька поднял мокрое от слез лицо, он силился что-то сказать, но неожиданный визг заглушил его слова.

    Уткнувшись друг дружке в плечо пушистыми головками, двойняшки залились звонким плачем.

    – Что это? – испуганно спросила Татьяна Андреевна.

    – Это... Манька-Танька, – засмеялся Ленька, вытирая пальцами не просохшие от слез щеки.



    Майское солнце заливало Ленькину избу. Оно пробивалось во все щели, золотым ручейком струилось по крашеному полу, зайчиком пробегало по светлым волосам двойняшек и гладило горькие морщины матери. Вестей от отца не было. Последнее Ленькино письмо, посланное в госпиталь, пришло обратно с короткой надписью: «Выбыл». Ленька не показал его матери. Вместе с Татьяной Андреевной они написали запрос в полк.

    Время шло. Немногое изменилось в Ленькиной жизни, но изменилось главное: ученье наладилось, в семье наступил мир и жизнь пошла ровнее. Только об отце вспоминать было больно, о нем старались говорить меньше.

    Был первый день праздника. Накануне Пелагее прислали из колхоза подарки для ребят. Двойняшки в одинаковых платьицах, как два розовых цветка, сидели на подоконнике, высовывая на улицу свои пушистые головки. Нюрка, поскрипывая новыми башмачками, бегала по избе; Николка, засучив рукава ковбойки, тер мылом красные уши. Ленька, с удовольствием поглядывая на принаряженных ребят, вместе с матерью рылся в сундуке: к его новым брюкам в полосочку не подходила старая, изношенная за зиму рубаха. Егорка, нарядный и радостный, вбежал в избу. На нем была зеленая гимнастерка, из кармана торчал карандаш, жесткий воротник провел под Егоркиным подбородком красную черту.

    – В Веселовке кино нынче! Собирайся! Ребята ждут!

    Ленька посмотрел на заштопанные рукава своей рубашки и замялся. Мать молча вынула из сундука отцовскую куртку и подала ее сыну. Ленька испугался, замотал головой. Ему вдруг показалось, что если он наденет отцовскую куртку, то это будет значить, что отца нет, он не вернется и Ленька уже никогда не увидит этой куртки на отцовских плечах... И, отстраняя ее обеими руками, он повторял:

    – Убери... убери! Пусть отцу будет!

    – Что же хуже людей-то быть, – мягко сказала мать.

    – Надевай! Надевай! – закричал Егорка.

    Товарищи Егорки с шумом ввалились в избу:

    – Пошли, что ли!

    Ленька надел куртку. Рукава были длинны, плечи широки.

    – Не по мне она...

    – Рукава-то и подвернуть можно. Потом ушью, – сказала мать и, порывшись в сундуке, вынула оттуда старый кошелек. Ее сухие пальцы долго перебирали что-то в кошельке, пока нащупали новенькую пятерку. – Возьми, сынок... Может, кваску там или пряничек себе купишь.

    Ленька взял пятерку и, опустив глаза, вышел из избы.

    По дороге в Веселовку ребята разговаривали о военных событиях, рассказывали деревенские новости. Егорка всегда ободряюще действовал на Леньку, но сейчас он рассеянно слушал его. У леса они встретились со стариком Пахомычем, давним приятелем Ленькиного отца. Старик работал на пристани.

    Он подошел к Леньке.

    – Да-а, вырос... Вырос, парнишка, ты... Вот она и куртка отцова на тебе. – Он провел рукой по бархатному рукаву и покачал головой. – Вместе покупали. Да вот... не судьба...

    Ленька съежился и, не зная, что сказать, молча переминался с ноги на ногу. Пахомыч вдруг спохватился:

    – Да! Бишь, об чем это я? Как мать-то? Ребятишки, а? Небось туго живете, а?

    – Ничего, – протянул Ленька, – помаленьку, – и посмотрел вслед товарищам, которые ушли вперед.

    – «Помаленьку, помаленьку»! – с живостью подхватил Пахомыч. – Что надо – ко мне приходи! Работенка всегда найдется!

    – Учусь я...

    – А ты по выходным... По выходным приходи! Сейчас сезон открывается. Первого парохода ждем. Большая погрузка будет. – Он потрепал Леньку по плечу. – Я тебя живо-два пристрою! Придешь?

    – Приду! – обрадовался Ленька.

    И, попрощавшись с Пахомычем, побежал догонять товарищей. Ребята ушли уже далеко. В лесу Ленька замедлил шаг и, размечтавшись, тихо брел, не замечая дороги.

    «Каждый выходной работать буду! Мешки укладывать или таскать что... Всякая работа по мне», – радовался он.

    Из-за леса гулко и призывно донесся Егоркин голос:

    – Э-эй! Ленька! Опоздаем!

    «Ничего, поспею!» Он вспомнил старый пустой кошелек матери и полез в карман за пятеркой: «Эту тоже не потрачу... К своим приложу тогда... Чтоб ей больше было...»

    Он представил себе, как выложит матери заработанные деньги, увидел ее удивленное лицо и громко засмеялся, но тут же притих. Этот смех словно резнул его по сердцу, и он тоскливо прошептал:

    – Папаня!..



    После праздника рано утром Ленька прибежал к Татьяне Андреевне. В школу они шли вместе, и дорогой Ленька, захлебываясь, рассказывал ей о том, что Пахомыч обещал ему работу на пристани.

    – Подожди! Подожди! Что это за Пахомыч такой? – озабоченно спрашивала Татьяна Андреевна.

    – Да Пахомыч! Старик вообще...

    – Да откуда ты его знаешь, я тебя спрашиваю?

    Узнав, что Пахомыч приятель Ленькиного отца, Татьяна Андреевна не стала возражать.

    Вечером Ленька подсел к матери:

    – Я вот что... К Пахомычу пойду. Работать у него по выходным буду. Может, и на все лето возьмет он меня.

    Мать заплакала. Ленька обнял ее за шею и сказал с суровой лаской:

    – Ну-ну, не реви... Я совсем тут близко буду.

    В первое же воскресенье он отправился на пристань и нарочно прошел мимо раскрытых окон Татьяны Андреевны. Он чувствовал себя взрослым, рабочим человеком; на плечи была накинута отцовская куртка. Его провожал до околицы Николка.

    – Ухожу, Татьяна Андреевна! На работу! – крикнул он в раскрытое окошко учительнице.

    Она выглянула, кивнула ему головой.

    Ленька весело зашагал по дороге, наказывая провожающему брату:

    – Гляди тут без меня... Мать – она слабая!



    Ленька уже два летних месяца работал на пристани. На его обязанности лежало записывать принятый с парохода груз. Работа была легкая; вместе с другими подростками Ленька успевал несколько раз в день выкупаться в реке, а от парохода до парохода – приготовить мешки для погрузки. Он не боялся никакой работы: чистил сарай, зашивал прорвавшиеся мешки, бегал за хлебом для грузчиков. Каждую субботу, чисто вымытый, с мокрым пробором на голове, Ленька облекался в бархатную куртку и отправлялся домой. Младшие дети выбегали к нему навстречу. Он оделял их черными медовыми пряниками, брал на руки Нюрку и, поминутно подгоняя отстающих двойняшек, шествовал по деревне, выспрашивая Николку обо всех новостях. В избе степенно здоровался с матерью и выкладывал на стол недельную получку.

    Пелагея умилялась, долго держала на ладони деньги, не зная, куда их положить. И потом всю неделю, в ожидании сына, говорила соседкам:

    – Мой-то... большак, каждую получку в дом несет!



    Стоял конец июля. На пристани сновали люди, скрипели на воде привязанные лодки, гремели тяжелые, груженные солью вагонетки. Под навесом сидели на узлах пассажиры, топтались босоногие ребятишки. Ждали парохода.

    Белоголовый, обветренный, вытянувшийся за лето Ленька стоял на пристани рядом с Пахомычем.

    Издалека донесся протяжный гудок. В голубые облака поползли черные клубы дыма. Покачивая белыми, заново покрашенными боками, рассекая носом воду, показался пароход. Пассажиры заволновались. Матросы приготовили сходни. Пароход вплотную подошел к пристани. Тяжелые, намокшие кольца каната шлепнулись на чугунные стойки и тихо заскрипели, натягиваясь между пристанью и пароходом. Глубокая темная щель с мутной водой медленно сокращалась. Пароход, дрогнув, остановился. На палубе засуетились люди. Матросы сбросили сходни.

    – Поберегись! Поберегись!

    Ленька стоял, опираясь грудью на мешки. Пассажиры толпой протискивались мимо него к выходу.

    И вдруг губы у Леньки дрогнули, глаза уставились в одну точку; он бросился в толпу и застрял в ней, пробиваясь вперед головой и руками.

    Пахомыч схватил его за рубаху:

    – Стой, стой! Ошалел, что ли?

    – Папка! Папаня! – вынырнув из толпы, отчаянно крикнул Ленька.

    Люди стиснулись, откачнулись к перилам и пропустили человека в шинели. Одна рука его протянулась вперед к Леньке, вместо другой повис пустой рукав. Обхватив отца за шею и не сводя глаз с этого пустого рукава, Ленька повторял, заикаясь и плача:

    – Пришел, ты пришел... папаня мой?!



    Над лесной дорогой шумели старые дубы. В пышной зелени кустов пели птицы. Темные, согретые солнцем листья мягко задевали за плечи. В светлых лужах мокла изумрудная трава.

    Сын крепко держал за руку отца и неумолчно, торопливо рассказывал ему о своей жизни. Голос его иногда падал до шепота и терялся в шуме ветра и птичьих голосов, иногда прорывался слезами, и, охваченный горечью воспоминаний, Ленька останавливался.

    – Слышь, папка?..

    Отец крепко сжимал тонкую жесткую руку сына.

    – Слышу, сынок!..

    Встречный ветер трепал полы серой шинели и срывал с Ленькиных плеч черную бархатную отцовскую куртку.

    У костра

    Один раз в походе ребята отошли далеко от лагеря и решили ночевать в лесу. Вечером развели костер. Варили картошку. Пламя костра бросало таинственный отблеск на кусты и деревья; глазам, привыкшим к свету, все еще вокруг костра казалось черным-черно: и лес, и сбегающие по косогору кусты, и срубленные пни, заросшие папоротником; и только маленький золотой круг, в котором грелись у огня пионеры, казался обжитым и уютным.

    Тепло и вкусная горячая картошка разморили ребят. Каждому вспомнилось что-то свое, домашнее, захотелось рассказать об этом товарищам, поделиться.

    – Я маленьким эх и озорным был! – усмехнулся Вадим. – Бывало, почистит бабка картошку, а я – раз-раз! – ножичком вырежу из ее картошечек человечков, руки, ноги им из спичек сделаю. А она придет: ах, ах!.. – Он звучно рассмеялся, потом сразу остановился и грустно сказал: – Обижаю я свою бабку...

    Ребята удивились.

    – Вот тебе раз! – хмыкнул Костя. – То про свое озорство рассказывал, то обиды какие-то вспомнил... С чего это ты?

    Вадим помешал угли и, подняв голову, обвел всех затуманенным взглядом:

    – А так просто, ни с чего. Есть у меня такая привычка – на бабку огрызаться. Больше всех ее люблю, и ей же первой от меня грубость слышать приходится. А почему это так – не знаю...

    – Нет, знаешь! – вдруг откликается из темноты голос вожатого Гриши. Он сидел поодаль от огня, прислонившись спиной к дереву. – Знаешь, Вадим, да сознаться себе не хочешь, – повторил Гриша.

    Вадим блеснул черными глазами и повернулся к Грише:

    – Ты думаешь, силы воли не хватает? Сдержать себя не могу?

    Гриша пожал плечами:

    – Нет, почему силы воли не хватает? Я этого не думаю. Ты парень крепкий, сила воли у тебя есть. И сдержать себя ты можешь. Не так уж тебе твоя бабка докучает, чтоб и сдержаться было нельзя. Нет, не в том дело...

    – А в чем? – негромко спросили сразу несколько голосов.

    – А в том, что Вадим не хочет сдерживаться, распускается, пользуется тем, что бабка его любит. А любит – значит, простит и жаловаться тоже не пойдет, – медленно сказал Гриша.

    Ребята посмотрели на Вадима. Он молчал и, обхватив руками коленки, смотрел на огонь.

    – А мы, Гриша, наверно, все такие. А не такие, так еще хуже... У каждого, если так откровенно рассказать, что-нибудь найдется плохое, – живо сказал Костя. – Вот я, например, о себе скажу... Я в школе с товарищами один, а дома другой. В школе я и веселый, и все мне хорошо. А дома, как приду, так сейчас надуюсь чего-то, ну, вообще... к сестренке начну придираться – одним словом, тоже распускаю себя... – Костя виновато улыбнулся. – Честное слово!..

    – Не та дисциплина, – заметил кто-то из ребят.

    – Перед товарищами не больно-то свой характер покажешь – у нас живо на чистую воду выведут, будь спокоен! – тряхнул головой паренек в клетчатой рубашке со значком на груди.

    – А я вот что знаю... – придвигаясь к огню, заговорил Саша. – Надо самому себя время от времени проверять: кто я есть, какой человек из меня получается. А то один раз я так себя запустил, что сам себе опротивел... – Он выплюнул изо рта травинку и поглядел на внимательные лица ребят. – Кто смеется – не смейся. Это с каждым может быть...

    Ребята поглядели друг на друга.

    – Никто не смеется... Что ты?

    – Говори...

    – Говори, Саша! – послышались тихие голоса.

    – А что говорить? Это дело с двойки началось, – хмурясь, сказал Саша. – Получил я как-то двойку по арифметике. Ну, неприятно мне, конечно, и неловко; иду домой и думаю: «Сегодня не скажу – и так у меня сегодня плохой день; завтра скажу». А назавтра я пятерку получил по русскому и опять думаю: «Что я буду хорошее с плохим мешать! Скажу послезавтра». Ну, так день за днем. Хорошее говорю, а о плохом молчу. И все так стал скрывать, а потом уж и врать пришлось, выкручиваться, да уж не только дома перед родителями, а и в классе перед товарищами. Ну, один раз лег спать и думаю: «Что это я перед всеми извиваюсь как-то, все мне на свете опротивело и самому на себя противно глядеть?»

    Саша поднял голову и посмотрел на ребят.

    – Ну и что? – нетерпеливо спросил Костя.

    – Все! – решительно отрезал Саша. – С той поры все! На одной правде живу! Вот как есть, так и есть! Ничего не скрываю и нигде не выкручиваюсь – чистый стал, как после бани вышел!

    Наступила тишина. Ребята задумались. Кто-то подкинул в костер сухую ветку. Огонь вспыхнул и осветил лица.

    – А у меня вот, ребята... – послышался взволнованный голос Димы, – у меня свой недостаток...

    Ребята раздвинулись. Дима боком просунулся между ними и, вспыхивая горячим румянцем, долго не мог найти нужные слова.

    Наконец он грустно улыбнулся и сказал:

    – Я, наверно, какой-то трус, ребята, хоть мне об этом и говорить трудно... Но раз все о себе правду говорят, то и я хочу сказать.

    – Ясно, говори!

    – Как скажешь, так сразу и на душе станет легче! – сочувственно зашумели ребята.

    – Говори. Тут чужих нет... Может, разберемся вместе, – сказал Гриша, присаживаясь ближе к костру.

    – Я леса боюсь, – сказал Дима. – Боюсь, и все. И никак себя побороть не могу. Ни за что бы один в лес не пошел! Я уж себя проверял – выйду ночью из палатки и смотрю: лес, лес... деревья черные, кусты черные, а за кустами будто зверь какой валежником шуршит. Стою и думаю: «Пошел бы я сейчас один туда? Нет, ни за что на свете! Боюсь...»

    – А чего боишься? Людей или зверей?

    Дима пожал плечами:

    – Нет, почему людей? Зверей, конечно, гадюк боюсь, а еще заблудиться мне страшно...

    – Да-а... – протянул кто-то из ребят.

    – Чудной ты... – сказал Вадим. – Лес все любят, а ты его боишься! И днем боишься?

    – Нет, днем меньше. Днем все видно.

    – Ну, а если бы ты попробовал преодолеть в себе этот страх? Вот как Саша: преодолел же он свой недостаток, когда понял, что это никуда не годится! И ты попробуй. Возьми себя крепко в руки и решись пойти в лес, и ты увидишь, что ничего там страшного нет, – сказал Гриша.

    – Конечно, Димка! Прямо скажи себе: я ничего не боюсь! И иди! Вон лес! – зашумели вокруг ребята.

    Дима оглянулся на лес и тяжело вздохнул.

    – Может, я с ним пойду для первого раза? – предложил Костя.

    – Ну уж нет! Без нянек, пожалуйста! Димка пионер!

    – Нечего ему тут долго думать! Пошел, и все!

    Гриша вдруг встал, нащупал в траве пустое ведро и протянул его Диме:

    – Слушай! Вон там под горкой ручей. Мы с тобой сегодня там были... Пойди и набери воды в ведро, понял?

    Дима нерешительно взял ведро.

    – Иди, иди, Димка! Нас много! Мы, в случае чего, все к тебе на помощь прибежим! – подбадривали Диму ребята.

    – Иди, – дружески сказал Вадим и погладил товарища по плечу. – Не бойся ничего!

    Дима пошел. Ребята молча смотрели, как он спускался с косогора, как в темноте постепенно таяла его фигура, удаляясь вместе с тихим звоном болтающегося на руке ведра. Когда его уже не стало видно, все заговорили разом, перебивая друг друга:

    – Пошел!

    – Ну и хорошо!

    – Важно первый раз решиться!

    – А все-таки сила воли у него есть, ребята!

    – А ну потише! Не зовет? – спрашивал изредка Вадим, настороженно прислушиваясь к каждому звуку.

    – Не зовет! Чего ему звать!

    Время тянулось медленно. Ребята помолчали. Потом поговорили еще, но за словами уже чувствовалось нетерпеливое ожидание.

    – Долго чего-то он, – сказал Костя, вглядываясь в темноту.

    – Может, полное ведро зачерпнул – в гору тяжело нести? – предположил кто-то.

    – Не торопится, – поднимаясь, сказал Гриша. – Пойду посмотрю, что там.

    – А ну тише! – вдруг крикнул Вадим и замер, подняв вверх руку.

    Сквозь ночную тишину прорвался откуда-то дрожащий, жалобный крик...

    Ребята вскочили и, толкая друг друга, ринулись в темноту.

    Гриша, цепляясь за ветки сбегающих по косогору кустов, первый достиг ручья. За ним почти скатился с горки Вадим, потом остальные ребята. Димки не было. В кустах булькал ручей. На берегу валялось пустое ведро.

    – Димка! Эй, Димка-а-а! – тревожно понеслось по лесу.

    «А-а-а», – передразнивая ребят, откликнулось лесное эхо, и вслед за ним – снова дрожащий тонкий звук, заглушенный голосом Димы:

    – Сюда! Сюда!

    Ребята, ломая сучья и обжигаясь крапивой, бросились на зов.

    Голос шел из глубокого оврага. На дне его, в топком болоте, копошился Димка и рядом с ним что-то большое, темное, похожее на зверя.

    – Ребята! Сюда! Тут жеребенок в болоте застрял! Никак не вытащу! – кричал Димка.

    «И-и-и!» – жалобно ржал жеребенок, пробуя вытащить заплывшие топкой глиной ноги.

    Димка, подвернув выше колен штаны и обхватив обеими руками шею жеребенка, изо всех сил тащил его на берег.

    Ребята сбросили тапочки и полезли в овраг.



    У ручья вымыли ноги. Почистили копытца жеребенку. Димка, поглаживая густую щеточку его гривки, возбужденно рассказывал:

    – Я пришел к ручью... и только хотел воды зачерпнуть, слышу – кричит кто-то! Я подумал: ребенок кричит – заблудился, в овраг попал! Ну, бросил ведро – и туда! А там не ребенок, а жеребенок стоит. Залез в топкое место и никак не вылезет! —Он провел рукой по торчащим вверх ушам жеребенка и добавил: – Тут колхоз близко... Наверное, в ночное лошадей пригнали, а он отбился от матки и попал в болото.

    Ребята смотрели на Димку и улыбались.

    – А как же ты пошел в овраг, Дима? Ты ведь и к ручью идти боялся! – спросил Костя.

    – Это – другое дело, – быстро ответил за товарища Вадим. – В овраг он на помощь побежал, тогда, верно, и страху не было...

    – Нет, был, – Димка улыбнулся и покачал головой: – Еще какой страх был! Только я стиснул зубы и решил: будь что будет! Не бросать же кого-то в беде? Я этот страх свой... как бы вам сказать... – Дима развел руками, подыскивая слово.

    – Преодолел! – спокойно досказал за него Гриша.

    Почему?

    Мы были одни в столовой – я и Бум. Я болтал под столом ногами, а Бум легонько покусывал меня за голые пятки. Мне было щекотно и весело. Над столом висела большая папина карточка, – мы с мамой только недавно отдавали ее увеличивать. На этой карточке у папы было такое веселое доброе лицо. Но когда, балуясь с Бумом, я, держась за край стола, стал раскачиваться на стуле, мне показалось, что папа качает головой...

    – Смотри, Бум... – шепотом сказал я и, сильно качнувшись, схватился за край скатерти.

    Стол выскользнул из моих рук. Послышался звон...

    Сердце у меня замерло. Я тихонько сполз со стула и опустил глаза. На полу валялись розовые черепки, золотой ободок блестел на солнце. Бум вылез из-под стола, осторожно обнюхал черепки и сел, склонив набок голову и подняв вверх одно ухо.

    Из кухни послышались быстрые шаги.

    – Что это? Кто это? – Мама опустилась на колени и закрыла лицо руками. – Папина чашка... папина чашка... – горько повторяла она. Потом подняла глаза и с упреком спросила: – Это ты?

    Бледно-розовые черепки блестели на ее ладони. Колени у меня дрожали, язык заплетался:

    – Это... это... Бум!

    – Бум? – Мама поднялась с колен и медленно переспросила: – Это Бум?

    Я кивнул головой. Бум, услышав свое имя, задвигал ушами и завилял хвостом. Мама смотрела то на меня, то на него.

    – Как же он разбил?

    Уши мои горели. Я развел руками:

    – Он немножечко подпрыгнул... и лапами...

    Лицо у мамы потемнело. Она взяла Бума за ошейник и пошла с ним к двери. Я с испугом смотрел ей вслед. Бум с лаем выскочил во двор.

    – Он будет жить в будке, – сказала мама и, присев к столу, о чем-то задумалась. Ее пальцы медленно сгребали в кучку крошки хлеба, раскатывали их шариками, а глаза смотрели куда-то поверх стола в одну точку.

    Я стоял, не смея подойти к ней. Бум заскребся у двери.

    – Не пускай! – быстро сказала мама и, взяв меня за руку, притянула к себе. Прижавшись губами к моему лбу, она все так же о чем-то думала, потом тихо спросила: – Ты очень испугался?

    Конечно, я очень испугался: ведь с тех пор, как папа умер, мы с мамой так берегли каждую его вещь. Из этой чашки папа всегда пил чай...

    – Ты очень испугался? – повторила мама.

    Я кивнул головой и крепко обнял ее за шею.

    – Если ты... нечаянно, – медленно начала она.

    Но я перебил ее, торопясь и заикаясь:

    – Это не я... Это Бум... Он подпрыгнул... Он немножечко подпрыгнул... Прости его!

    Лицо у мамы стало розовым, даже шея и уши ее порозовели. Она встала:

    – Бум не придет больше в комнату, он будет жить в будке.

    Я молчал. Над столом из фотографической карточки смотрел на меня папа...



    Бум лежал на крыльце, положив на лапы умную морду, глаза его не отрываясь смотрели на запертую дверь, уши ловили каждый звук, долетающий из дома. На голоса он откликался тихим визгом, стучал по крыльцу хвостом... Потом снова клал голову на лапы и шумно вздыхал.

    Время шло, и с каждым часом на сердце у меня становилось все тяжелее. Я боялся, что скоро стемнеет, в доме погасят огни, закроют все двери, и Бум останется один на всю ночь... Ему будет холодно и страшно. Мурашки пробежали у меня по спине. Если б чашка не была папиной... и если б сам папа был жив... Ничего бы не случилось... Мама никогда не наказывала меня за что-нибудь нечаянное... И я боялся не наказания – я с радостью перенес бы самое худшее наказание. Но мама так берегла все папино! И потом, я не сознался сразу, я обманул ее, и теперь с каждым часом моя вина становилась все больше...

    Я вышел на крыльцо и сел рядом с Бумом.

    Прижавшись головой к его мягкой шерсти, я случайно поднял глаза и увидел маму. Она стояла у раскрытого окна и смотрела на нас. Тогда, боясь, чтобы она не прочитала на моем лице все мои мысли, я погрозил Буму пальцем и громко сказал:

    – Не надо было разбивать чашку.

    После ужина небо вдруг потемнело, откуда-то выплыли тучи и остановились над нашим домом.

    Мама сказала:

    – Будет дождь.

    Я попросил:

    – Пусти Бума...

    – Нет.

    – Хоть в кухню... мамочка!

    Она покачала головой. Я замолчал, стараясь скрыть слезы и перебирая под столом бахрому скатерти.

    – Иди спать, – со вздохом сказала мама.

    Я разделся и лег, уткнувшись головой в подушку. Мама вышла. Через приоткрытую дверь из ее комнаты проникла ко мне желтая полоска света. За окном было черно. Ветер качал деревья. Все самое страшное, тоскливое и пугающее собралось для меня за этим ночным окном. И в этой тьме сквозь шум ветра я различал голос Бума. Один раз, подбежав к моему окну, он отрывисто залаял. Я приподнялся на локте и слушал. Бум... Бум... Ведь он тоже папин. Вместе с ним мы в последний раз провожали папу на корабль. И когда папа уехал, Бум не хотел ничего есть и мама со слезами уговаривала его. Она обещала ему, что папа вернется. Но папа не вернулся...

    То ближе, то дальше слышался расстроенный лай. Бум бегал от двери к окнам, он звал, просил, скребся лапами и жалобно взвизгивал. Из-под маминой двери все еще просачивалась узенькая полоска света. Я кусал ногти, утыкался лицом в подушку и не мог ни на что решиться. И вдруг в мое окно с силой ударил ветер, крупные капли дождя забарабанили по стеклу. Я вскочил. Босиком, в одной рубашке я бросился к двери и широко распахнул ее:

    – Мама!

    Она спала, сидя за столом и положив голову на согнутый локоть. Обеими руками я приподнял ее лицо, смятый платочек лежал под ее щекой.

    – Мама!

    Она открыла глаза, обняла меня теплыми руками. Тоскливый собачий лай донесся до нас сквозь шум дождя.

    – Мама! Мама! Это я разбил чашку. Это я, я! Пусти Бума...

    Лицо ее дрогнуло, она схватила меня за руку, и мы побежали к двери. В темноте я натыкался на стулья и громко всхлипывал. Бум холодным шершавым языком осушил мои слезы, от него пахло дождем и мокрой шерстью. Мы с мамой вытирали его сухим полотенцем, а он поднимал вверх все четыре лапы и в буйном восторге катался по полу. Потом он затих, улегся на свое место и не мигая смотрел на нас. Он думал: «Почему меня выгнали во двор, почему впустили и обласкали сейчас?»

    Мама долго не спала. Она тоже думала: «Почему мой сын не сказал мне правду сразу, а разбудил меня ночью?»

    И я тоже думал, лежа в своей кровати: «Почему мама нисколько не бранила меня, почему она даже обрадовалась, что чашку разбил я, а не Бум?»

    В эту ночь мы долго не спали и у каждого из нас троих было свое «почему».

    Новички

    Я была больна и целые дни проводила на балконе. Наверху синело небо с мягкими разорванными облачками; в полинявшей осенней зелени деревьев кричали воробьи. А внизу прыгали, смеялись и играли дети... Я не прислушивалась к их голосам, не запоминала их лиц и имен.

    Но однажды мое внимание привлекла маленькая девочка с большой сумкой. Она вышла из нижней квартиры и остановилась под моим балконом, пересчитывая зажатые в руке деньги. Сначала я увидела только ровную полоску пробора на аккуратно причесанной голове, две косички, длинные ресницы и пухлые губы. Потом она подняла голову и, глядя куда-то вверх, стала перечислять вслух то, что ей нужно было купить:

    – Щавель... картошка... лук... – При этом она все время высовывала кончик языка, озабоченно смотрела на свою ладошку со смятыми деньгами и тихонько соображала: – Можно без луку...

    Она была в большом затруднении, а когда из дому вылез пухлый мальчуган и протянул ей пустую бутылку, она совсем растерялась.

    – Ах, бабушка...

    Малыш посмотрел на нее круглыми карими глазами:

    – Мише молока...

    – Ну вот... – растерянно сказала девочка и, оглянувшись, крикнула: – Бабушка, возьми Мишу!

    Потом присела на корточки, вытащила из кармана чистую тряпочку и вытерла малышу нос.

    – Я сегодня куплю щавель... зелененький... – нараспев сказала она.

    – И молока, – обхватив ее шею толстыми ручками, добавил малыш.

    – А луку куплю тебе свежего-пресвежего...

    – Нет, молока, нет, молока... – запротестовал малыш, оттопыривая нижнюю губу и обиженно, исподлобья глядя на девочку.

    – Бабушка, возьми Мишу! Бабушка!

    Нижнее окно раскрылось, и оттуда выглянула старушка.

    – Батюшки мои, да как же это он вылез-то? – сказала она, протягивая руки.

    Девочка с трудом подняла брата и посадила его на подоконник, потом она отдала старушке пустую бутылку и побежала к калитке.

    Вернулась она скоро. Сумка, из которой торчала всякая зелень, перевешивала набок ее тонкую фигурку. Но лицо было довольное, глаза блестели.

    Старушка, шлепая туфлями, семенила ей навстречу.

    – Бабушка, я все-все купила. А тетенька одна такая добрая попалась, все спрашивала, как я хозяйничаю. Я ей сказала, что мама у нас в больнице, а папы давно нет – умер... Смотри, что я купила Мише... – Она вынула из корзинки красного петушка на длинной палочке. – Его сосать нужно! Сладкий, прозрачненький!

    Она сглотнула слюнку и счастливо улыбнулась.

    – Ну и себе бы купила, – с сожалением сказала старушка.

    – Ну, себе! Дома есть печенье!

    Дверь захлопнулась, и на дворе стало тихо.

    А под вечер на асфальтовую площадку собрались ребята со всего двора. И почему-то теперь я стала различать их голоса, имена и лица. Моя знакомая, которую звали Лелей, играла с девочками в мяч, прыгала через веревочку. Прыгая, она все время поглядывала на своего толстого братишку, который вертелся около старших ребят. Они охотно сажали его на плечи, тискали в объятиях и смеялись каждому его слову.

    – Медвежонок! Медвежонок!

    – Мишка-топтыжка!

    Малышу это надоело.

    – Я к Леле хочу!

    Леля бросила игру.

    – Ну иди, иди ко мне... Ребята, не надо трогать его руками... Он похудеет от этого, – озабоченно сказала она, поправляя на братишке съехавший фартук.

    Я слышала во дворе разные имена: Боря, Витя, Катя, Леша, но одно имя заставило меня прислушаться. Мальчика звали Анатолий. Не Толя, не Толька, а Анатолий! На мальчике был шелковый красный галстук. Приходил он под вечер и собирал около себя всю детвору: старшие и младшие ребята шумно встречали его приход. Он заводил какие-то игры, читал вслух и командовал малышами. В этот вечер он уселся под моим балконом на каменном выступе:

    – Малыши, вперед! Равняйся! По росту!.. Живо!..

    Малыши, толкая друг дружку, выстроились в одну шеренгу. Леля стала второй, а Миша, держась за чью-то курточку, – последним.

    – Семилетки, два шага вперед!

    Девочки и мальчики постарше заволновались, стали переглядываться.

    Анатолий повторил команду:

    – Кто в школу скоро пойдет, два шага ко мне!

    Тогда они поняли и, раздвинув маленьких, торжественно выстроились перед Анатолием. Их было шесть. И среди них была Леля. Ее глаза сияли, голова держалась прямо, косички с черными бантиками торчали в разные стороны. И тут я хорошо рассмотрела Анатолия. Ему было лет двенадцать, но выглядел он старше. Может быть, от густой пряди волос, которая все время спускалась ему на лоб, или от черных глубоко сидящих глаз, всегда серьезных, даже когда он улыбался. Сейчас он прошелся перед новичками и важно сказал:

    – Протяните руки. Так. Руки у вас грязные... С такими руками в школу не принимают!

    – Мы вымоем!

    – Не вымоете, а отмоете. Вот... Через неделю пойдете в школу! Платья должны быть чистые, носы чистые, сумки или портфели вам матери купят...

    – Мне уже купили! – крикнула одна девочка.

    Новички зашевелились.

    – И мне!.. Пенальчик синенький! И карандаши разные!

    – А мне портфель купили! И тетрадки!

    – А мне ручку и карандаш мама купила и шапку новую...

    Я посмотрела на Лелю. Она молчала, и лицо у нее было такое же, как в тот раз, когда она считала на ладони деньги...

    Улыбка медленно сбегала с ее губ, она сразу как-то осунулась и, тревожно оглядываясь по сторонам, пряталась за спины ребят. Мне казалось, что я слышу, как испуганно и быстро стучит ее сердечко.

    – Завтра, – сказал Анатолий, – сделаем репетицию! Приходите все в чистых платьях, с чистыми руками – абсолютно!

    Слово «абсолютно», видимо, доставило ему самому большое удовольствие, а малышей даже испугало.

    – Абсолютно! – тихо повторяли они. И, вырвавшись из строя, окружили Анатолия: – Можно с подарками? Можно с портфелями?

    И, получив согласие, весело запрыгали:

    – Завтра, завтра!.. Все с подарками!

    Леля незаметно исчезла...

    Утром я услышала легкие шажки. Леля шла с покупками: в руках у нее была та же сумка, из нее был виден хлеб, молоко и какой-то белый продолговатый предмет.

    Потом она вышла из дому с Мишей, посадила его на травку и, держа перед ним кружку с молоком, тихо ему сказала:

    – Я конфетку тебе завтра куплю... Ладно, Мишенька? А? Ладно?

    Малыш вертел головой, тянулся к ней мокрыми губами:

    – И завтра купишь, и вчера купишь. А я сегодня хочу...

    ...А вечером состоялся праздник новичков. Анатолий прохаживался перед ними, как настоящий командир. Я заметила, что галстук его был тщательно разглажен, а на груди появились какие-то значки. Гладенькие, отмытые до блеска, румяные, с подарками в руках, новички стояли как вкопанные. И Леля стояла в новом клетчатом платьице, прижимая к груди белый продолговатый предмет. Анатолий вызывал каждого новичка, рассматривал его тетрадки, карандаши, портфели...

    – С такими подарками, брат, отличником надо быть! А тетрадочки-то у тебя чистенькие, новенькие! Смотри, чтоб ни пятнышка не было!.. А это что? Краски? Таких красок у меня у самого нет! А портфель-то, портфель!..

    Счастливый малыш отходил на свое место. Каждая вещь от похвалы Анатолия приобретала еще большую ценность.

    – Семь лет!.. Ведь это все равно что сорок! Взрослый человек! Школьник! Во как учиться надо!.. Я вас до самой школы с барабаном провожу! С треском!

    Ребята смеялись.

    У Лели Анатолий взял из рук пенал:

    – Вот это пенал так пенал!

    Он украдкой посмотрел на опущенные руки девочки: у нее больше ничего не было...

    – Вот это пенал так пенал! И с крышкой! Будешь отличницей! Обязательно!

    Потом он посмотрел подписи на всех подарках: от папы, от тети, от брата, от мамы... А у Лели было написано: «От Лели Колосковой – на память Леле».

    Тут Анатолий запнулся. Вскинул вверх брови.

    – Как, как? – закричал он, ворочая во все стороны пенал. И, не выдержав, расхохотался: – Да ведь ты же сама Леля Колоскова! Сама!

    Леля покраснела, взяла у него из рук пенал и пошла к дому... Ребята смеялись, а она плакала. И сначала шла медленно, потом побежала. Анатолий кинулся за ней, но она скрылась в дверях.

    – Анатолий! – крикнула я.

    Он поднял голову, подошел к балкону. Он был озадачен, потому что ни разу не видел меня прежде.

    – Ей некому дарить, понимаешь?

    Он слушал меня, тер ладонью щеку, виноватый и опечаленный. Потом, откинув со лба прядь волос, сказал:

    – Я все исправлю! Я не знал!

    На другой день к вечеру я услышала у нас в коридоре голос Анатолия. Он пришел ко мне посоветоваться. Сел возле меня на стул, вытащил из кармана небольшой сверточек и осторожно разгладил на коленях батистовый платочек, обвязанный голубым шелком, и красную ленту:

    – Сестренка дала...

    Я одобрила обе вещи. Анатолий обращался с ними осторожно и неумело. Ленту он навертел на палец и не мог снять ее, а платок, соскользнувший с его колен, нашел под своим ботинком и очень огорчился. Дул на него, тряс за кончик и, свернув в тугую трубочку, наконец спрятал в карман. Потом вздохнул и задумчиво сказал:

    – Жаль только, что нет портфеля.

    Я показала ему свой:

    – Здесь сломан замочек.

    – О, я сделаю! – Он схватил портфель с видом знатока, вытащил из кармана перочинный нож, выковырнул замок, вывернул весь портфель наизнанку и заявил мне, что завтра он будет готов, чему я не очень-то поверила, глядя на зияющую дырку вместо замка и растрепанную подкладку.

    Но пока он работал, мне доставляло удовольствие смотреть, как, схватив двумя пальцами нижнюю губу, он по-взрослому хмурит брови или, выкручивая замок, посвистывает сквозь зубы. А прядь волос щекочет ему лоб и лезет на глаза... Ушел он очень довольный... А на другой день он забежал на одну минутку, принес блестящий, неузнаваемый портфель, без конца щелкал у меня над ухом новым замком и объяснял, каким сложным составом он помазал кожу, чтобы она блестела.

    – Правда, она липнет к рукам и издает запах...

    Потом он положил в портфель платок, ленту и ушел.

    А вечером, прижавшись щекой к перилам, я не отрываясь смотрела на Лелю: она стояла в строю со своим пеналом.

    Анатолий держал в руках портфель:

    – Ребята! Вот этот портфель меня просили передать девочке, которая помогает своей бабушке и нянчит братишку, а зовут ее Леля Колоскова! Есть такая?

    Леля вспыхнула, растерялась...

    – Есть! Есть! – закричали ребята. – Вот она!

    Строй сомкнулся, и упирающуюся Лелю вытолкнули на середину круга.

    Анатолий торжественно передал ей портфель. Ребята захлопали. А потом принесли барабан. Начался оглушительный треск, пение, маршировка. И Леля шагала среди других новичков, сияющая и серьезная.


    На главную

    Читать онлайн полностью бесплатно Осеева Валентина. Волшебное слово (сборник)

    К странице книги: Осеева Валентина. Волшебное слово (сборник).

    Page created in 0.0111019611359 sec.


    Источник: http://e-libra.ru/read/191579-volshebnoe-slovo-sbornik.html



    Рекомендуем посмотреть ещё:


    Закрыть ... [X]

    Николай Носов: биография в занимательных рассказах и картинках Вяжем носки детям схемы и

    Один мальчик рисует другого Читать онлайн - Осеева Валентина. Волшебное слово (сборник)
    Один мальчик рисует другого Дмитрий Быков в программе ОДИН на радиостанции ЭХО МОСКВЫ
    Один мальчик рисует другого «Сонник Гости приснились, к чему снятся во сне Гости»
    Один мальчик рисует другого Аргументы по русскому языку к сочинению ЕГЭ
    Один мальчик рисует другого Аргументы к сочинению ЕГЭ (C1, русский язык)
    Один мальчик рисует другого Квантик журнал для любознательных
    Один мальчик рисует другого Откуда берутся дети - ЯПлакалъ
    Один мальчик рисует другого Category: Вязание детям
    Один мальчик рисует другого FAQ (Вопрос/ответ) - Вышивка крестом
    Stormywuticitytax Воротнички крючком, схемы МАCTЕР скаЯ Галерея Страна Мастеров Исторические фильмы онлайн, смотреть исторические фильмы в хорошем качестве Как нарисовать кота пошагово Как правильно подобрать швейные нитки и иглы - Магазин Ленок Как сшить ( Красивая юбка для девочки вяжется спицами по определенной Наборы для вышивки бисером. Вышивание бисером

    Похожие новости